14

Путешествие по Каршинской степи и окрестностям 12-19 апреля 2014 г.

© Сергей Дёнин (Protey).
Фотоснимки автора и Ильмиры Дёниной (И.Д.).

Вновь в Среднюю Азию пришла весна – самое насыщенное время для наблюдения за природой. Комфортная температура; буйство зелени; цветущие тюльпаны, маки и эремурусы; черепахи, носящиеся с нечерепашьей скоростью; повсеместно снующие ящерицы; пернатые, изощрённым вокалом охмуряющие противоположный пол; грызуны, проветривающие норы и чистящие слежавшуюся за зиму шёрстку… Недолгий и весьма ценимый всем живым промежуток времени между слякотной зимой и знойным летом. Любителям выездов за город никак невозможно пропустить этот краткий сезон. Что уж говорить о «профессионалах»…

001
В горах Айрыбель

Целью нашего первого в этом году дальнего вояжа стала Каршинская степь. Точнее пересечение её довольно значительного и относительно безжизненного участка между Зеравшанской долиной на северо-востоке и песками Сундукли, что протянулись вдоль правого побережья Амударьи от низовьев реки Зеравшан до Талимарджанского водохранилища, на юго-западе. В планы также входило пересечение западной части Каршинского оазиса с заездом в г. Карши. На завершающем этапе пути предполагалось забраться по возможности выше на южные склоны Зеравшанского хребта. Забегая вперёд констатирую, планы удалось реализовать полностью. На путешествие была выделена рабочая неделя с выходными с обеих сторон – итого 8 дней вдали от дома.

002
Деликатесы в свободном доступе

Наступил долгожданный день. Позади долгая рутинная работа с картами и космоснимками по поиску дорог или чего-либо их напоминающего, выбор оптимального маршрута и построение треков, запись гигабайтов навигационной информации в память планшетного компьютера, подбор экипировки и закупка продовольствия. И вот, наконец, поливаемые лёгким моросящим дождиком, 12 апреля 2014 года мы выдвинулись из Ташкента навстречу новым впечатлениям.

Путевые заметки.
Несколько последних лет я выезжаю за пределы Ташкента в Самаркандском направлении не по трассе М-39 через Чиназ, а через Буку. Конечно, каждый выбирает для себя привычные и удобные дороги, но кроме субъективных аргументов есть ещё объективные данные по километражу и времени в пути. Привожу данные моих собственных промеров расстояний с помощью GPS навигатора.

Итак, путь от моего дома в Ташкенте (район Кадышева) до круговой развязки на въезде в Самарканд составляет:
– через ипподром, Чиназ, Сырдарью – 307 км;
– через Куйлюк, Ташморе, Буку – 320 км.

Несмотря на очевидное (хотя и незначительное) удлинение расстояния, я предпочитаю дорогу через Буку. Главное её достоинство – существенно меньшее количество транспорта. Что для меня является очевидным преимуществом, ввиду меньшей усталости от постоянного маневрирования между автомобилями, людьми, скотиной.

За разговорами незаметно промелькнули ставшие привычными окрестности Ташкента, Туябугузское водохранилище (Ташморе), г. Бука, мост через Сырдарью и вот уже замаячил впереди Самарканд, где был запланирован обед. Утолив голод в придорожной харчевне и закупив «неубиваемые» самаркандские лепёшки, мы покинули легендарный город и выехали за пределы густонаселённой долины.

Являющиеся вероятнее всего отрогами Зеравшанского хребта, небольшие горы Айрыбель, ограничивающие с юга Зеравшанскую долину в районе Каттакурганского водохранилища, стали первым объектом нашего осмотра. Первая же получасовая остановка в предгорных лугах позволила нам буквально на обочине поселковой дороги набрать грибов в количестве, достаточном для расширения вечернего меню. Стоит заметить, что и далее наш походный гастрономический аскетизм практически ежедневно разнообразили свежие грибы, попутно собираемые в течение дня на многочисленных остановках.

003
Утренний туман в горах Айрыбель

Переночевав в низких, но довольно прохладных в это время года горах, поутру мы двинулись на юго-запад в сторону так называемой Каршинской степи. Мои поиски детальных сведений о географии и примечательных местах Каршинской степи не увенчались успехом. Во всех доступных мне источниках информации приводятся лишь вариации на тему куцых сведений из «Большой советской энциклопедии».

Для любознательных
Каршинская степь – волнистая равнина в Узбекистане. Понижается от 500 до 200 м с востока на запад, от холмистых предгорий Зеравшанского и Гиссарского хребтов к пескам Сундукли. Климат засушливый, осадков 200-400 мм в год. Покрыта пустынной полынно-солянковой и эфемеровой растительностью. (БСЭ, 1969-1978).

004
Действительно «покрыта пустынной полынно-солянковой и эфемеровой растительностью».

Несмотря на унылость пейзажа животный мир этой пустыни довольно разнообразен. Вездесущие ящерицы, черепахи, грызуны, птицы, насекомые – хорошо заметные на голой земле и не торопящиеся убегать при виде человека.

005
Весенние «тёрки» быстрых ящурок (быстрые – это не эпитет, а научное название: Eremias velox)

006m
Мать и дитя? (Фото И.Д.)

От колоритного кишлака Джидалик мы повернули на юг и, используя в качестве ориентира следы прокладки газопровода, не торопясь, с регулярными остановками на фотосъёмку и осмотр, покатили по запланированному треку.

007
«Грудная» черепашка с ещё мягким панцирем

008
Траншеи газопровода – долго не рассасывающиеся шрамы на теле Земли

Необычно было посреди однообразной пустыни наткнуться на широкую пойменную впадину, заросшую тростником, тамариксом и другими околоводными растениями. Удивительно, но оказалась, что по впадине течёт речка! С прозрачной и… горько-солёной водой.

009m
Пока «конь» стряхивал воду мы поспешили осмотреться (Фото И.Д.)

Я попытался найти данную реку на карте, но, к сожалению, в этом месте обозначено лишь урочище Шурсай. Никаких топографических обозначений реки, поймы, обширных солончаков я не нашёл. Зато на космоснимках Google это заболоченное русло тянется на 40-45 км.

010
Многочисленные колеи и следы откапывания увязшего транспорта свидетельствуют о популярности этого пути в разные времена года.

Скорей всего при проведении топосъёмки этой реки ещё не было, а значит напрашивается вывод, что речка имеет искусственное происхождение и берет своё начало из какой-либо скважины с солидным дебетом или даже из нескольких скважин. При желании, наверное, можно было бы по космоснимкам раскрыть загадку происхождения речки, но это вряд ли бы повлияло на впечатления от поездки. А потому, нырнув в прозрачную воду, дошедшую примерно до середины дверей нашего транспортного средства, мы благополучно выехали на противоположный берег, не успев толком испугаться. Остановившись и осмотревшись, мы поняли, что, судя по многочисленным следам буксования и глубоким колеям, изрезавшим пойму, не все столь успешно форсируют эту засоленную протоку.

011m
Йети? Насторожило, несмотря на уверения Википедии, что они встречаются только в горах и в лесах… (Фото И.Д.)

Протока показалась интересной своим животным миром, особенно пернатыми, и мы решили остановиться здесь на ночлег.

Поутру традиционное «навьючивание коня» и снова вьётся пыль в зеркале заднего вида, наглядно иллюстрируя засушливость этих мест. Вскоре показались на горизонте урбанистические пейзажи Мубарекского нефтеперерабатывающего комплекса и прилегающей промзоны.

Потребность в пресной воде и дизельном топливе вынудила нас сделать 30-и километровый крюк до Мубарека и обратно. Где, кроме пополнения запасов, мы, к несказанному удивлению местных жителей, посетили какую-то считающуюся центральной (в центре?) харчевню, в которой без особого восторга утолили голод. В большей степени для того, чтобы не «развьючиваться» и не возится с приготовлением походно-полевого обеда.

После пересечения трассы А-380 и удаления на запад пейзаж стал меняться. Зона орошения в районе Мубарека закончилась и мы въехали в песчаную пустыню с характерной растительностью и животным миром.

По всей видимости, дорога с разбитым асфальтом тянется до оз. Денгизкуль, но в наши планы не входило проверять это предположение. Целью было расположенное примерно на 30 км восточнее Денгизкуля озеро Сичанкуль или как оно обозначено на картах 80-х годов – Сичанкуи. (Вероятно, топограф не смог на слух различить слог «куль» и «куи», а вечерние возлияния не позволили «включить голову» и задуматься о традиционном для языков тюркской группы слове, обозначающем озеро.)

012
«Пляж» на восточном берегу озера Сичанкуль

Пасторальная гладь озера радует своей прозрачной тёплой и приглашающей водой, если бы не окружающая пустыня, возвращающая к суровой действительности. Кому как, но для меня удалённость от населённых пунктов, отсутствие пресной воды и тени не вызвало ни малейшего желания понежится на этом пляже летом. Все-таки климат в пустыне южного Узбекистана вдали от зелёных оазисов не располагает к праздному отдыху.

Но на календаре апрель и дневные температуры ещё не достигают даже 35-градусной отметки, а потому ночлег и наблюдение заката на берегу озера сулили лишь положительные эмоции…

Вокруг простиралась песчаная пустыня с характерным богатством флоры и фауны и, разбив лагерь, мы разбрелись по окрестностям с фотоаппаратами.

013
Сетчатая ящурка

014m
Юркая и многочисленная песчаная круглоголовка (Фото И.Д.)

015m
Более крупная и редкая такырная круглоголовка (Фото И.Д.)

016
Наш бивак на берегу озера.

017m
Закатная феерия на берегу Сичанкуля (Фото И.Д.)

Привычный утренний моцион и в путь. Направление на юго-восток.

Земли вдоль границы с Туркменией сплошь утыканы буровыми вышками, насосными станциями, трубами, какими-то обособленными предприятиями, внезапно выныривающими из-за горизонта и так же быстро растворяющимися в пыльной дымке. Подобная урбанизация характерна для этого газо- и нефтеносного района.

Удручает факт тотального уничтожения кустарниковых зарослей – саксаула, кандыма, черкеза, песчаной акации, особенно вдоль мало-мальски пригодных для перемещения дорог. Местами на сотни метров тянутся сплошные вырубки, вряд ли способные самостоятельно восстановится в обозримом будущем. Неясно вырубают ли кустарник местные жители, «выживающие» в немногочисленных пустынных кишлаках или это орудуют временные поселенцы – геологи, рабочие буровых, насосных станций и т.п. Бесспорен лишь факт, что древесная растительность местной пустыни методично уничтожается. Это непременно ведёт к вырождению связанной травянистой растительности из-за увеличения испаряемости влаги из приповерхностных слоёв и укорачивания вегетации. Как следствие страдает и вымирает животный мир. Ускоряется эрозия почвы, появляются подвижные пески и т.д.

018m
Характерный пейзаж Каршинской степи в районе газовых месторождений. (Фото И.Д.)

Очередную ночь было решено провести западнее Каршинского оазиса вблизи границы с Туркменией. Как и повсюду в Кашкадарье, горизонт «портили» вышки, факелы, линии электропередачи. Но неприглядная глинистая пустыня оказалась весьма богатой в фаунистическом отношении, особенно с наступлением сумерек.

019m
«Задумчивое» утро в глинистой пустыне. (Фото И.Д.)

Следующая наша остановка была запланирована в городе Карши. Мы хотели поймать нескольких зайцев: заправиться горючим, пополнить запасы продовольствия и осмотреть попадающиеся на пути исторические достопримечательности. В результате поймали нас…

020
Многочисленные остовы древних поселений в районе Каршинского оазиса свидетельствуют о плотной заселённости этих мест издревле.

Первым пунктом осмотра стала действующая мечеть, представляющая собой современное сооружение, возведённое, по всей видимости, на развалинах строения XV в.

021
Действующая мечеть в г. Карши – отреставрированное сооружение XV века (по данным таблички на фасаде).

Следующим пунктом нашей плановой остановки был городской базар, где мы намеревались докупить продукты. Из-за промашки с поворотом нам пришлось проехать пару кварталов и, сделав небольшой круг, подъехать к рынку.

022m
Фрагменты монументального искусства неведомого (для нас) происхождения (Фото И.Д.)

Каково же было удивление пассажиров (и водителя), когда на неприметной улочке между одноэтажных домов мы наткнулись на фрагменты скульптур, то ли снятых с постаментов, как «несоответствующих духу времени», то ли не дождавшихся своей участи быть возведёнными на пьедестал…

Поглощённые высказыванием догадок и обсуждением предположений происхождения этого «чуда света» махаллинского значения, никто не успел даже выругаться, когда наш джип под управлением автора сего повествования и по совместительству водителя передним колесом погрузился в глубокую яму, будто специально вырытую для ловли зазевавшихся авто.

023m
Результат ротозейства (Фото И.Д.)

К счастью, собравшиеся вокруг местные жители никоим образом не выказывали кровожадную радость от поимки добычи и потому с их дружной помощью через несколько минут машина заняла подобающее горизонтальное положение к общему удовлетворению как пассажиров, так и населения махалли.

024m
С ловчей ямой охотники постарались (Фото И.Д.)

Покинув улыбчивых «охотников» мы наконец-то огородами подобрались к базару. Неожиданным сюрпризом стал расположенный по соседству архитектурный комплекс, состоящий из нескольких древних строений разной степени сохранности.

Основное сооружение – мечеть, по-видимому, вяло реставрируемое, со всех сторон завалено всевозможным строительным мусором и закрыто для посещения. Зато совершенно свободно можно осмотреть соседствующую с мечетью сардобу – замечательное по гениальности и простоте гидротехническое сооружение Центральной Азии.

025
Сардоба – бассейн-накопитель пресной воды. Подобные резервуары снабжали питьевой водой местных жителей и путешественников вплоть до начала XX века. В некоторых засушливых регионах Азии сардобы функционируют до настоящего времени.

Мы долго не хотели покидать сардобу из-за её уникальных акустических особенностей. Любой даже самый тихий звук превращается в пустом конусе бассейна в долго не стихающую канонаду многократно отражённого эха, причудливо фокусирующегося в различных точках «залы».

026
«Зала» ныне сухой сардобы поражает акустикой

Выполнив программу-минимум, мы попрощались со столицей Кашкадарьинского вилоята и на излёте дня двинулись на северо-восток по трассе А-378. Очередным этапом нашего плана было обследование южных предгорий Зеравшанского хребта с возможными заездами на хребет по дорогам, найденным на космоснимках.

Путевые заметки
Вероятно, не все согласятся со мной при выборе термина «дорога» для названия тех путей, которыми мы движемся в наших путешествиях. Но я считаю любую преодолимую для джипа местность дорогой, если по ней когда-либо кто-либо проезжал не только на ишаке. Пускай даже это был бульдозер и происходило сие движение последний раз лет 50 назад.

027
Небольшое уютное медресе в настоящее время пустует. Единственная замеченная нами функционирующая худжра (келья) занята телевизионной мастерской.

Длительность нашего пребывание в городе Карши превысила плановый срок и потому мы не стали шарахаться по темноте, лишая себя возможности созерцать окрестные виды. Было решено подыскать местечко для ночлега и продолжить путь поутру. Пригодным местом оказался холмистый склон самой крайней западной оконечности Зеравшанского хребта. Заехав по целине на пригорок с шикарным видом на долину, здесь, буквально в километре от оживлённой трассы, мы и решили предаться ночному отдохновению.

028
Финальным аккордом угасающего дня выдался красочный закат с видом на Зеравшанскую долину.

Приподнятое настроение от красочного заката и открывшейся с наступлением ночи панорамы с россыпью наземных огней и звёзд слегка подпортил задувший с темнотой и не перестававший буянить до восхода довольно свежий ветер, подвергший испытаниям стойкость палаток и моральных дух обитателей оных. К счастью, кроме дискомфорта от шума хлопающей ткани, других проблем за ночь не случилось и утром, ещё раз полюбовавшись долинной панорамой, мы вырулили на плановый трек.

029
Ветреное утро

Вскоре по левому борту авто замелькали по-весеннему зелёные живописные складки южных склонов Зеравшанского хребта.

030
Ущелье Тарагайсая

По космоснимкам я нашёл несколько заметных дорог вглубь склона и мы начали их последовательно проверять. Первый же подъем порадовал своей живописностью и отличностью от привычных для жителей Ташкента предгорий Тянь-Шаня.

Путевые заметки
Как мы уже не раз убеждались в путешествиях по горной системе Гиссаро-Алая (часть Памиро-Алая), здешние горы более «каменные», в отличие от более «глинистых» тянь-шаньских.
Конечно это сравнение субъективно и вряд ли верно с геологической точки зрения, но, тем не менее, глядя на фотоснимки с большой вероятностью можно предположить, в каком горном регионе республики они сделаны.

Мерно урча, машина карабкалась по сносной грунтовке, позволяя нам неспешно созерцать весеннюю красоту «чужих» гор. Проплыл за окнами последний кишлак, поредели сады, мы выехали на горные просторы и увидели…

031
Видимо страсть к монументальному искусству в Кашкадарье хроническая. Можно лишь догадываться, сколько сил и средств было потрачено на это сооружение.

Сложно-переводимая надпись на фасаде гласит что-то о соратниках (друзьях?) Тамерлана. Возможно, своим появлением здесь памятник как-то связан с названием близлежащего кишлака – Тарагай. Как известно, настоящее имя Улугбека, внука Тимура, Мухаммад Тарагай.

032
Осталось загадкой для чего и для кого в этой глуши глубинке установили памятник (39°25’5.05″СШ; 66°44’8.71″ ВД).

Примерно через полтора километра выше памятника дорога сузилась до тропы, сделав дальнейшее перемещение на авто невозможным. Прогулявшись по ущелью ещё метров на 500 вверх, мы не обнаружили места пригодного для бивака и ночлега и потому, собрав к ужину традиционных грибов, решили исследовать следующий плановый заезд.

033
Зацветающая ферула соседствует с доцветающим миндалем.

034
Дремлющий в глубинах генной памяти инстинкт собирателя рефлекторно просыпается в горожанах при виде грибного изобилия.

035
Насколько смог установить по снимку это ирис великолепный (Juno magnifica) – краснокнижный эндемик гор Центральной Азии, а по некоторым сведениям – эндемик Зеравшанского хребта.

Судя по тому, как выглядел заезд на следующий подъем, в этом сезоне им ещё не пользовались. Это хотя и насторожило некоторых участников путешествия, но не воспрепятствовало затее. В отличие от предыдущей, данная дорога на хребет пролегала не по ущелью, а по водораздельному гребню, что значительно добавляло широты и колорита открывающимся видам.

036
Заезды по гребню выгодно отличаются от маршрутов по ущельям из-за великолепной обзорности

037
Местами дорогу сложно заметить в рельефе, но наша цель не поиск дороги, а движение вверх.

Подъем оказался вполне проходимым, несмотря на заброшенность дороги. Но всё когда-то кончается, и проездная часть пути оказалась завершённой в полутора километрах от водораздельной части Зеравшанского хребта. Что ж это был очень хороший и неожиданный результат. Основываясь на опыте прошлых поездок, я рассчитывал на куда более короткий подъем.

Путевые заметки
Проезды в наших горах прокладывались большей частью во времена геологической разведки края. Множество бульдозерных зачисток вели к разведочным канавам и шурфам или, в местах нахождения следов полезных ископаемых, к буровым площадкам или штольням. В дальнейшем часть этих проездов преобразовалась в постоянно действующие дороги, используемые местными жителями для перемещения сельскохозяйственной техники на поля или на укосные и пастбищные участки. В свою очередь невостребованные геологические «следы» постепенно нивелируются природой и сливаются с естественным ландшафтом.

038
Фотосессия в конце дороги

039
Снежник – прохладное соседство с нашим лагерем

040
Подноджный корм на ужин

Что ж восторгаться окрестными видами будем завтра, а пока надо искать место для бивака.

Выбранная площадка среди гранитных плит оказалась весьма удобной – относительно ровной и защищённой от ветра. С глыб открывался прекрасный вид на долину и окрестные хребты. К тому же вокруг было в избытке естественных «кабинок» для уединения – весьма ценимая особенность рельефа, особенно после многодневного путешествия по равнине.

041
Бивак в 1.5 км от водораздела Зеравшанского хребта. Высота 1700 м.

Приятным соседством оказался расположенный в полусотне метров от нашего бивака пастуший балаган с сезонно проживающим в нем местным жителем Абдухалилом.

Путевые заметки
В путешествиях я весьма настороженно отношусь к соседству с людьми в местах стояния. Ведь одной из причин бегства от цивилизации являются именно люди. Не конкретные личности, но людская суета, шум, гомон, повсеместно преследующие нас в «обитаемом» мире. Разумеется, люди, исконно живущие в гармонии с природой, обращают на себя гораздо меньше внимания и не слишком докучают присутствием. Тем не менее…

042m
«Ковбой» Абдухалил, вооружён, но совершенно не опасен (Фото И.Д.)

Абдухалил, владелец стада крупнорогатых по совместительству являясь его сезонным пастухом, опроверг мои предубеждения, оказавшись вполне радушным «хозяином» данного места. Весьма достойно изъясняясь по-русски, он поведал об особенностях здешнего климата и предпочтительном времени поездок, рассказал о житье-бытье в сельской местности и своём отношении к этой жизни. Он угостил нас домашней едой, проехался с нами на машине и по-детски удивлялся и радовался, увидев свой дом из космоса на экране планшета.

043
Весенние первоцветы, с преобладанием жёлтых цветков гусиного лука (род Gagea), местами покрывают землю сплошным ковром.

Кому как, но для меня невозможно, находясь в полутора километрах от водораздела не подняться на него, а потому – вперёд и вверх.

044m
На границе отступающего снега цветут крокусы (род Crocus) – среднеазиатские «подснежники». Из цветков родственного вида Crocus sativus получают всем известную приправу – шафран. (Фото И.Д.)

Для любознательных
Шафран – род многолетних травянистых клубнелуковичных растений. Из высушенных рылец цветков шафрана посевного (Crocus sativus) получают одноименную пряность и пищевой краситель оранжевого цвета.
Слово «шафран» произошло от арабского za’faran, что может быть переведено как «жёлтолистный».
Из-за трудоёмкости получения шафран считается одной из самых дорогостоящих пряностей. Один цветок даёт лишь три рыльца, а для получения килограмма пряности требуется 200 тысяч цветков.
В настоящее время используется в пищевой промышленности в качестве натурального жёлтого красителя для сыров, ликёров, сливочного масла и некоторых видов безалкогольных напитков.
Кроме того в прошлом использовался в качестве краски при создании иллюстраций в рукописях. Для получения краски порошок шафрана замешивался на яичном белке. Из шафрана с белком также изготавливался золотистый лак для придания оловянным поверхностям оттенка, имитирующего золото.
Имеются сведения, что в античное время шафран считался афродизиаком. Им посыпали постели, добавляли в воду для купания.

045
Изящные рубиновые первоцветы гармонично контрастируют с желтым фоном гусиного лука (название растения мне неизвестно)

046
Гранитные останцы напоминают о древних вулканических процессах

Неторопливо, то и дело останавливаясь для обзора и фотосъемки мы за полтора часа поднялись на перевал. Высота седловины составляла примерно 1950 м и на ней еще повсюду лежали массивные снежники к которым со всех сторон подступала весенняя растительность.

047
На высотах ок. 2000 м зима неохотно сдает свои позиции.

Едва выйдя на седловину я столкнулся с серьезной проблемой: моя относительно лёгкая одежда совершенно не защищала от сильного холодного ветра, гулявшего наверху. Потому сделав буквально несколько снимков и не успев толком осмотреться, я начал спуск. Сбросив пару десятков метров по высоте и расположившись на нагретом солнцем камне я отогрелся…

Можно часами смотреть на окружающие цветущие поляны и гранитные нагромождения, напоминающие обликом фантастических существ. Можно восхищаться манящими величественными пиками Фанских гор, где на востоке сходятся в мощный высокогорный узел три наших Памиро-Алайских хребта – Туркестанский, Зеравшанский и Гиссарский. Можно «летать» по простирающейся до Гиссарских предгорий зелёной долине Кашкадарьи…

048
На едва оттаявшей узкой полоске «ранней весны» расцветают крокусы

Вот и подошло к концу наше путешествие. Жаль покидать эту раннюю весну в горах, но пришло время переключаться с созерцания на суету, с утончённых звуков природы на уродливый гул мегаполиса, с россыпи звёзд над головой на чахоточный свет придорожных фонарей.

Конечно, будет ещё одна ночь под звёздами и разговор за вечерним чаем, будет спуск к подножию хребта и захватывающие дух виды, будет живописный перевал Тахтакарача и аисты, гнездящиеся на столбах ЛЭП вдоль трассы, но в этой поездке больше не будет очередной цели, куда нужно стремиться, собрав поутру «кочевой» скарб…

049
Прощальный взгляд на каменные исполины. Теперь можно возвращаться домой.

Обратный путь и радует и печалит одновременно. Все-таки мы городские жители и долгое пребывание в «неумытой» среде через какое-то время начинает тяготить. Хочется растянуться на любимом диване и проверить накопившуюся почту, почитать форумные бредни и узнать о планетарных событиях. Хочется вернуться в привычный мир, чтобы… вновь развернуть карту и начать прокладывать очередной маршрут. Чтобы вновь стремиться в весну. Ведь весна это не столько время года, сколько состояние души, не терпящей однообразия.

До новых путешествий!

© Сергей Дёнин (Protey).
Май – июнь 2014 г.

P.S. Ключевые пункты маршрута. Названия приведены по карте 1:200 000 80-х годов:
г.Ташкент, г.Самарканд, к. Нурдум, горы Айрыбель, к. Тим, к. Джидалик, урочище Шурсай, г. Мубарек, оз. Сичанкуль, к. Камаши, г. Карши, кишлаки Джам, Тарагай и Гавхана, подъем к водоразделу Зеравшанского хребта, к. Джар, г. Китаб, первал Тахтакарача, г. Самарканд, г. Ташкент.
Часть маршрута пришлось проходить экспромтом, т.к. трек, построенный по космоснимкам, на местности оказался непроездным.