6

Путешествие в Мальгузары, или По древним землям Уструшаны (8-11 мая 2014)

© Сергей Дёнин (Protey).
Фотоснимки автора и Ильмиры Дёниной (И.Д.).

Первый раз я попал на Туркестанский хребет в мае 2010 по служебным делам. Мы проехали на машине из Джизака до Бахмала и далее по долине реки Санзар поднялись до урочища Супа (Суффа), что на территории Зааминского заповедника. Возвращались в Ташкент другим путём. Через Зааминский национальный парк, санаторий Заамин и город с аналогичным названием.


Вид на гребень Туркестанского хребта с плато в урочище Супа. Высоты 3958 и 4029 м. (снимок 2010 г.)

Прошло четыре года, за время которых я регулярно вынашивал планы посетить тамошние места в более размеренном ритме и расширенном формате. Но постоянно рождались альтернативные проекты и поездка на Туркестанский хребет откладывалась на потом. Наконец, «потом» настало.

Для любознательных
Туркестанский хребет – горный хребет Гиссаро-Алайской системы в Средней Азии. Протягивается от горного узла Матча на востоке (смыкается с Алайским хребтом) до Самаркандского оазиса на западе. Протяжённость около 340 км; его передовые гряды окаймляют с юга Голодную степь и западную часть Ферганской долины. Высота до 5509 м, в самой восточной части до 5621 м.
Южный склон с голыми скалами, осыпями и горной степью, на северном склоне – арчовые леса и редколесья.
Большая советская энциклопедия: В 30 т. – М.: «Советская энциклопедия», 1969-1978


Вид на санаторный комплекс Заамин (снимок 2010 г.)

Сразу спешу огорчить желающих проехать по «кольцу» через Бахмал на Супу и оттуда в Заамин. Территория Зааминского заповедника и Супа – места закрытые для посещения. Это, во-первых, погранзона, а во-вторых, заповедник. Но, думаю, первого вполне достаточно, чтобы поездка не состоялась.

В то же время в Джизакской области есть вполне доступные и по-своему интересные места, позволяющие ознакомиться с географией и природой Туркестанского хребта и окрестных предгорий с дорогами, вполне пригодными для заезда на обычном автомобиле. В частности это часть «кольца» от посёлка Бахмал по Санзару до водораздела с Зааминсу на высоте около 2400 м (горы Бойтепа) и дальше в сторону Супы вплоть до пограничного блок-поста. Дорога – остатки асфальта предположительно 80-х годов прошлого века. Другой вариант, более известный и традиционный, через город Заамин до санатория и немного выше в направлении Супы. Опять же до погранпоста. Нормальная для нашего региона асфальтовая дорога.

Если первый заезд используется в основном местными жителями для сельскохозяйственных целей, то дорога через Заамин весьма популярна как у жителей окрестных населённых пунктов, так и у гостей из более удалённых краёв, в том числе из Ташкента. Об этом свидетельствует разнообразие автомобильных номеров встречающихся в национальном парке.

Разумеется, ни один из перечисленных вариантов не подходит для формата «внедорожных» путешествий. А потому я начал искать свои пути. Результат моих теоретических изысканий и их практической реализации предлагаю вниманию уважаемых читателей нашего сайта.

Чтобы не выяснять на какой глубине в ущельях Туркестанского хребта располагаются пограничные посты, было принято решение исследовать не столь величественный, но оттого не менее интересный отрог – Мальгузарский хребет, также называемый Мальгузарскими горами или попросту Мальгузарами. Так как Мальгузары целиком располагаются в глубине территории Узбекистана, то о каких-либо препятствиях, чинимых пограничниками при их посещении, я не слышал.

Для любознательных
Мальгузар – горный хребет в Узбекистане, северо-западный отрог Туркестанского хребта.
Хребет характеризуется небольшими высотами (максимальная – 2621 м), а также отсутствием вечных снегов. Продолжение хребта Мальгузар носит название Нуратау. Хребет Нуратау отделён от Мальгузара ущельем Тамерлановы Ворота.
Википедия

Вдоль северной стороны Мальгузарского хребта тянется древняя дорога, хорошо заметная на космоснимках. По ней я и намеревался двигаться, заезжая в доступные для проезда ущелья. Вполне вероятно, что это одна из дорог по которой столетиями двигались караваны из восточной в центральную Азию и далее в Европу по так называемому Великому шёлковому пути.

Для любознательных
Великий шёлковый путь – караванная дорога, связывавшая Восточную Азию со Средиземноморьем в древности и в Средние века. В первую очередь, использовался для вывоза шёлка из Китая, с чем и связано его название. Термин введён немецким географом Рихтгофеном в 1877 году.
Путь был проложен во II веке до н.э. К XV веку шёлковый путь пришёл в упадок ввиду возобновления военных конфликтов в Средней Азии, которые стимулировали развитие морской торговли, приведшее в перспективе к Великим географическим открытиям.
Википедия

Malguzar_03
Синим цветом обозначен маршрут нашего путешествия. Красным – объезд Мальгузарского хребта в 2010 году. Масштаб карты 1:200 000 (в 1 клетке сетки – 4 км).

Путевые рассуждения
Как бы ни пытались в наших краях спекулировать на присвоении той или иной древней и не очень дороге титул «того самого» Великого шёлкового пути с точки зрения науки и здравого смысла это выглядит несуразицей.
«…За время путешествия с востока на запад шёлк и специи проходили через десятки рук. В связи с этим историки ведут речь о путешествиях именно товаров и технологий, а не людей. Для транспортировки использовались главным образом ослы и верблюды. Количество верблюдов в караванах, которые бороздили пустыню Такла-Макан, варьировалось от 3 до 300…» – эти сведения из Википедии позволяют представить многообразие шёлкового пути. Каждый караван на конкретном отрезке пути выбирал для себя оптимальный и наиболее выгодный с коммерческой точки зрения маршрут, зависящий от множества факторов: количества товара и гужевых единиц, начального и конечного пункта перемещения, расположения точек передачи товара, населённых пунктов, караван-сараев, источников воды и пищи. Что в свою очередь зависело от времени года, изменений климата, политико-административного устройства той или иной местности, военных действий, криминогенной обстановки.
По имеющимся археологическим и историческим данным практически невозможно установить расположение «главной дороги». Можно говорить лишь о направлении и вероятных вариантах движения. Не стоит также забывать, что в сухопутно-караванном виде торговый путь просуществовал около 17 столетий, а за столь немалый срок на землях Азии возникали и исчезали города и государства, высыхали и появлялись колодцы, случались наводнения и засухи, землетрясения и эпидемии, что самым прямым образом влияло на дорожную сеть.

Malguzar_04
Так на снимках из космоса выглядят древние дороги.

Путевые рассуждения
В жаркой и засушливой Азии наиболее удобной зоной для перемещения можно считать узкую предгорную линию, где рельеф ещё не создаёт сложных преград, а увлажнённость почвы и многочисленные горные ручьи обеспечивают путников растительным кормом и водой. Именно вдоль предгорий больше всего встречается сохранившихся участков древних дорог. Как правило, они хорошо заметны на космоснимках и на местности (см. снимок экрана Google Earth).
К сожалению, без стратиграфических раскопов и археологического материала нельзя по виду установить время возникновения и длительность использования той или иной дороги. Это может быть как пара тысяч лет, так и пара веков.

Выгодное географическое положение Мальгузарского хребта и соседство с одним из крупнейших экономическим центром древности – Самаркандом способствовало возникновению в предгорьях множества населённых пунктов, которые связывала одна из центральных в данном регионе дорог.


Подножия Туркестанского хребта в районе Зааминского водохранилища. (снимок 2010 г.)

Самый короткий путь в Китай шёл от восточных ворот Самарканда, которые так и назывались – «Китайские». Первый отрезок пути вёл в Уструшану, к Заамину.
Буряков Ю.Ф., «Торговые трассы Трансоксианы – Мавераннахра в системе Великого шёлкового пути», 2006

Стоит упомянуть, что вся территория нынешнего Зааминского района и прилегающих гор в средневековье входила в состав государственного образования Уструшана.

Для любознательных
Уструшана (Усрушана) – раннесредневековое княжество в Средней Азии (северо-запад современного Таджикистана и сопредельные территории Узбекистана). В древности У. входила в Согд. В 5-9 вв. – отдельное владение. С конца 7 в. У. неоднократно подвергалась нападению арабов, но лишь в 822 завоёвана ими окончательно… В 893 У. вошла в состав государства Саманидов. У. состояла из 18 небольших равнинных и горных округов. Столица У. – г. Бунджикат находился на месте современного села Шахристан Ура-Тюбинского р-на Ленинабадской обл. Таджикистана, где раскопан дворец афшинов с остатками росписей и резного дерева.
Советская историческая энциклопедия: В 16 т. – М.: «Советская энциклопедия», 1961–1976

Об Уструшане известно относительно немного. Связано это вероятно с тем, что Уструшана занимала большей частью горные регионы с мелкими поселениями, разбросанными на большой территории, и потому нечасто посещалась торговцами, путешественниками и миссионерами.

Malguzar_06
Дорога на обжитом участке ущелья Еттыкечу.

Разумеется, собравшись в Мальгузары, я постарался найти какую-либо информацию по данному региону. Увы, география, природа и история Узбекистана слабо представлены в интернете. Имеющаяся скудная информация зачастую содержит многократно растиражированные малоинформативные заметки с множеством ошибок, неточностей и откровенных домыслов. И это несмотря на то, что наш край многие десятилетия планомерно и обстоятельно изучался как отдельными учёными, так и многочисленными экспедициями от авторитетных научных организаций. По итогам этих работ были опубликованы тысячи статей, отчётов, монографий, сводок, каталогов, научных и научно-популярных изданий.

…А что касается Усрушаны, то […] большая часть её – горы. Границы Усрушаны: с запада – границы Самарканда; с севера – Шаш: и часть Ферганы; с юга – часть пределов Кеша, Чаганиана, Шумана, Вашджирда и Рашта; с востока – часть Ферганы.
…От Чаганиана до Вашджирза производится шафран, вывозимый в дальние страны. Такое же с мехами – соболями, белками и лисицами, которые вывозятся вместе с лучшими изделиями из железа, драгоценными рогами, соколами и другими вещами, нужными для царей.
«Китаб масалик аль-мамалик» – «Книга путей и стран», Ал-Истахри, арабский географ, Х век.

В доступных мне источниках информации я все-таки нашёл упоминания об имеющихся в районе Мальгузар исторических и природных достопримечательностях. Конечно, более всего меня заинтересовал замок Мык – развалины уникального уструшанского сооружения, сохранившиеся на территории Зааминского национального парка и ставшие первой целью нашего маршрута.

Malguzar_07
Дорога по ущелью Еттыкечу за пределами населённых пунктов. Весной проезд без переноски тяжестей зачастую невозможен. (Фото И.Д.)

От Ташкента до Заамина и выше по дороге в сторону санатория достойных упоминания событий не случилось и потому оставлю этот участок пути без комментариев. Оживление довольно однообразного пейзажа начинается примерно от Зааминского водохранилища. Здесь дорога начинает петлять по склонам холмов и вдоль обочин появляется характерная горно-степная растительность.

Асфальтовое покрытие мы покинули в районе кишлака Дугаба, свернув на добрую грунтовку с живописными двориками за каменными «дувалами», небольшой речушкой и сплошными садами, занимающими все хоть сколько-нибудь пригодные для роста площадки.

Ущелья в скальных породах, которые в Гиссаро-Алае преобладают, обычно не образуют больших пологих участков, пригодных для застройки. Вот и здесь кишлак, перепрыгивая с берега на берег, тянется узкой полосой буквально в один дом почти на пять километров.

Небольшой преградой стал шлагбаум, перегораживающий дальнейший путь в лесное хозяйство. Как выяснилось со слов жены Главного Ключника, оный пребывал в настолько «усталом» состоянии, что вряд ли смог бы не только попасть ключом в скважину, но и вообще понять, что такое замок и почему здесь шлагбаум…

Получасовое ожидание Главного Заместителя Главного ключника, увенчалось успехом и после краткой беседы на тему «куда», «зачем» и «почему», замок был отпёрт и мы двинули вверх по Еттыкечу-саю.

Malguzar_08
Колоритные древесные грибы встречаются по ущелью Еттычеку довольно часто. (Фото И.Д.)

Malguzar_09

Буквально в паре сотен метров от шлагбаума начался другой мир. Дорогу плотно обступили деревья и, несмотря на их явно искусственное происхождение, появилось устойчивое ощущение, что мы в лесу. Как нам сообщил местный лесник, эта территория относится к лесхозу и арендуется местными жителями, которые на своих участках собирают плоды и орехи, косят траву и выпасают скот. Судя по состоянию травяного покрова, катастрофического перевыпаса, который имеет место в плотно заселённых ташкентских предгорьях, здесь нет.

Движение по живописному ущелью с периодическими переездами небольшой, но довольно полноводной речки постепенно приближало нас к заветной цели. Отсутствие следов и местами засыпанная камнями дорога красноречиво свидетельствовали о том, что мы первооткрыватели сезона.

Malguzar_10
Дальше рискованно

В конце концов, мы подъехали к очередному броду, размер валунов и крутизна водных порогов в котором заставили меня задуматься о целесообразности форсирования. Не хотелось бы потерять время на поиск трактора или сбор народа, готового лезть в бодрящую горную купель из-за неоправданного риска. А потому, проанализировав состояние местности по космоснимкам, мы решили оставить автомобиль на удобной поляне перед бродом и далее чуть более километра до развалин Мык пройти пешком. Тем более что по ущелью вилась отличная тропа с мостиками через сай для верхового и пешего перемещения. По всей видимости, тропой пользуются многие годы и постоянно поддерживают в надлежащем виде.

Malguzar_11
Развалины замка Мык I.

Комплекс сооружений Мык включает развалины двух обособленных замков. Верхнего (Мык I), сложенного из пахсовых кирпичей и нижнего (Мык II), более позднего, выстроенного из камня. Так же раскопками было обнаружено поселение у подножья (Мык III) и многочисленные следы добычи и обработки железа в окрестностях.

Раскопками замка Мык I было выявлено 11 помещений, из них шесть – собственно замковые, пять – башенные… В целом структура замка следует традициям характерным для сооружений подобного типа VII-VIII вв. Это наличие парадного зала, святилища с алтарной нишей для возжигания огня.
Сверчков Л.М. «Поселение Мык – источник по истории средневековой Уструшаны». Автореферат диссертации, Самарканд, 1991)

Malguzar_12
Сохранившееся внутреннее устройство замка Мык I. (Фото И.Д.)

Ясно, что Мык I функционировал в пределах VII- нач. VIII вв. Следы пожара в замке свидетельствуют о его насильственной гибели, связанной, так или иначе, с арабскими походами в Среднюю Азию. С этого времени Mык I не обживался, перекрытия его рухнули и стены были открыты, о чем говорят потоки поверх штукатурки с остатками росписи. Несколько позже, до того как обрушился верх стен, неизвестный посетитель нацарапал на стене помещения 3 изображения козлов, а другой – вырубил аккуратную яму в натёках помещения 3а и поставил туда вверх дном коническую чашу… Думается, оба действия носили ритуальный характер и происходили в пределах VIII в. После этого центр округи перемещается в замок Мык II.
Сверчков Л.М. «Поселение Мык – источник по истории средневековой Уструшаны». Автореферат диссертации, Самарканд, 1991

Malguzar_13
Алтарные ниши для священного огня

Malguzar_14
Вид на уступ с развалинами замка Мык II с площадки замка Мык I. Справа видны следы раскопок поселения Мык III.

Malguzar_15
Каменные остовы башен и стен Мык II.

…Внешний вид замка Мык II с тремя его грозными башнями, соответствует лучшим образцам крепостного зодчества. Уструшанские и хорасанские аналоги предполагают сооружение его в раннем средневековье, не позднее IX в.
Сверчков Л.М. «Поселение Мык – источник по истории средневековой Уструшаны». Автореферат диссертации, Самарканд, 1991

Развалины тысячелетней давности впечатляют. Воображение рисует возможный облик как самих сооружений, так и окрестной жизни того времени. Особенно сурово и неприступно выглядят сохранившиеся каменные стены и башни замка Мык II.

Malguzar_16
Вблизи стены замка выглядят неприступными

И все же замок не спасли ни расположение, ни толщина стен, ни вероятная храбрость защитников.

Malguzar_17
Когда-то с башен обозревали окрестности дозорные

Ближе к середине XI в. для Средней Азии наступили тяжёлые времена, усугублённые вспышками междоусобиц среди многочисленных караханидских правителей. Не миновали они, как ни странно, и отдалённый Мык. Брошенная на полу посёлка Мык III посуда, колоссальное пожарище в замке, оставленная дорогая утварь, инструменты и рядом – человеческие кости наглядно отображают масштаб и характер некогда свершившегося здесь. Не был вывезен отсюда и тщательно упрятанный клад монет (около 1300 «чёрных» дирхемов), составляющий тогда целое состояние.
[…]
Окончательно оставлен Мык был где-то в середине XII в., и произошло это, похоже, из-за вмешательства извне. Снова мы видим оставленные чаши, чинившиеся, сохранявшиеся, но уже ненужные. В горне помещения 10 лежит серп и лемех, положенные туда для ремонта и так и забытые там, почти невероятно при высокой цене на железо вообще и на орудия труда в частности.
[…]
Как бы то ни было такой железоперерабатывающий центр как Мык, безукоризненно функционировавший на протяжении более чем 600 лет, к середине XII в. совершенно опустел.
[…]
В течение многих веков поселение Мык специализировалось на добыче и переработке железных руд с полным циклом производства – от выемки руды до изготовления предметов из чёрного металла. Ничего подобного на территории Уструшаны, да и всей Средней Азии до сих пор не выявлено.
Сверчков Л.М. «Поселение Мык – источник по истории средневековой Уструшаны». Автореферат диссертации, Самарканд, 1991

Мне показалось странным, что за девять прошедших веков никто не попытался восстановить замок или перестроить под временное жилье. Ведь остовы каменных стен и ныне выглядят весьма внушительно. Достаточно было вычистить наносы и сделать перекрытия. Тем более что в радиусе 500 метров видны многочисленные следы более современных построек. Вероятно, причина неприкосновенности развалин замков кроется в каком-либо местном поверье.

Malguzar_18
Бивак в ущелье Еттыкечу (Фото И.Д.)

Побродив по развалинам и закончив фотосессию, мы спустились к отставленной машине. Под мерный шум реки и ритмичные крики сплюшки опустилась ночь…

Для любознательных
Сплюшка или совка обыкновенная (Otus scops) – вид птиц семейства совиных. Размер тела ок. 20 см. Крик сплюшки – ритмично повторяющийся посвист «сплю», за который птица и получила название. Крик сплюшки по ночам нередко можно услышать в низкогорных ущельях Узбекистана.

Malguzar_19
Ночные гости

Жаль было уезжать из наполненного прохладой и зеленью ущелья Еттыкечу, но следующим этапом нашего путешествия был подъем на самый верх Мальгузарского хребта, что, конечно же, сулило новые приключения и потому сборы прошли без задержки.

Malguzar_20
В утренних лучах ущелье Еттыкечу выглядит ещё живописней

Malguzar_21
Такие исполины должны помнить обитателей Мыка

Выезд на древнюю дорогу, идущую вдоль Мальгузар, мы заметили не сразу. Вернее древняя дорога оказалась незаметной вблизи. По всей видимости, её отдельными участками не пользовались многие годы и потому она местами стала практически непригодной для движения «асфальтового» транспорта. Для внедорожника особых проблем не было и потому по «американским горкам» предгорий с травой по пояс и периодически пересекаемыми напрямую по «целине» распаханными полями мы приближались к заезду в искомое ущелье. Вылетев из «ниоткуда» на асфальт в кишлаке Тадли мы тут же съехали с него в направлении перевала.

Malguzar_22
Дорога на перевал выше кишлака Тадли (Фото И.Д.)

Дорога на перевал достойна отдельного упоминания. Изначально её проложили вдоль берега ручья, но, по-видимому, во время обильного паводка форма и положение берегов изменились и тогда для проезда приспособили непосредственно русло сая, которое местами настолько сильно углубляется и сужается, что случись непредвиденная остановка, у машины нельзя будет даже открыть двери.

Примерно через 5-6 километров движения по размытой дороге и дну ручья начался крутой подъем с серпантином и пришлось включить пониженную.

Malguzar_23
Приём солнечных ванн во время обеденного привала (Фото И.Д.)

Сложно описать зрелище, открывающееся на подъёме. С каждым метром горизонт буквально раздвигается. За каждым поворотом появляются новые пейзажи, которыми хочется восторгаться, которые хочется запечатлеть, чтобы поделится с теми, кто лишён возможности это увидеть.

Malguzar_24
Панорама мальгузарских предгорий с перевала

В месте перевала водораздельная часть Мальгузарского хребта оказалась плоской. На ней нашлось место даже для небольших распаханных полей. Видимо здесь, на высоте 1900-2100 м, климат благоприятен для богарных посевов.

Malguzar_25
Традиционное фото из цикла «Я был здесь». Тур вблизи седловины перевала.

Мы попытались прокатиться по «гребню» в западном направлении, но примерно через 3 километра движение затруднилось из-за выступающих из земли скальных выходов и нагромождений каменей. Конечно, если вооружиться шанцевым инструментом и так называемыми сэнд-траками, для преодоления острых каменных зубцов, можно было бы проехать вдоль гребня гораздо дальше. Заманчиво, ведь в 12 км западнее находится главная высота хребта – 2412 м. Но ещё слишком свежи были в памяти воспоминания о порванном и заменённом накануне очередном комплекте резины и потому мои намёки типа «заглянем ещё вон за ту гору» были пресечены прекрасной частью экипажа самым категоричным образом.

Нам оставалось лишь выбрать более-менее защищённое от ветра ровное местечко и остановится на ночлег.

Malguzar_26
Плоскогорье в водораздельной части Мальгузар. На заднем плане – главный гребень Туркестанского хребта. Высоты 3500-4020 м. (Фото И.Д.)

Поутру мы ещё проверили возможность проезда по гребню в восточном направлении, где упёрлись в густой арчовый лес. Осмотрев окрестности и собрав немного грибов, мы двинулись на спуск тем же путём, что и въехали на хребет.

Malguzar_27
На высоте 2000 м ещё цветут одуванчики. (Фото И.Д.)

Хотя нашей целью был поиск и разведка перевала через Мальгузары, мы не стали спускаться на противоположную сторону. Состояние дороги красноречиво свидетельствовало, что южный спуск не только существует, но и гораздо лучше, чем подъем со стороны Заамина. Видимо сельхозтехника, обслуживающая посевы на плоскогорье заезжает сюда из долины Санзара.

Malguzar_28
Грибы дождевики, внешним видом напоминающие…

Malguzar_29
…мозг, приятное дополнение к вечернему рациону.

Вернувшись на асфальт, мы через пару километров вновь съехали на древнюю дорогу. Наш путь лежал к кишлаку Карамазар, через который мы намеревались подняться по глубокому ущелью с хорошо просматривающейся на космоснимке дорогой. Действительно дорога по ущелью была.

Malguzar_30
Предгорные луга Мальгузар. Судя по полнейшему отсутствию следов, древней дорогой сейчас практически не пользуются.

Хорошая горная грунтовка пригодная для любого легкового транспорта. Как впоследствии выяснилось, качество дорог здесь можно считать недостатком из-за обилия посетителей. Наш путь вверх оборвался тупиком с небольшой площадкой ровно усыпанной баклажкми и полиэтиленовыми пакетами с расположившейся в тени кустарников компанией отдыхающих. Невдалеке стояла пара Нексий, доставивших этих «туристов» на пикник. Для ищущих уединения соседство на небольшой площади с «цивильными» отдыхающими было неприемлемым вариантом. А потому, перебросившись парой фраз о погоде и горных красотах, мы, не солоно хлебавши, выехали из ущелья на уже ставшую привычной древнюю дорогу.

Malguzar_31
Местные «попугайчики» развлекали нас песнопениями во время обеда.

Ещё с десяток километров по живописным предгорьям и мы бросились на штурм очередного ущелья в поисках пригодного для ночлега места. Насторожившись, повстречав в безлюдном с виду ущелье бортовой ГАЗ-66 с группой местных «туристов» на курпачах с флягами воды и невообразимым количеством разновозрастных детей, мы всё же продолжили погружение вглубь с надеждой таки найти уединённое место. К счастью качество дороги все ухудшалось, что вселяло надежду на естественный отбор неприспособленного транспорта и осторожных водителей. Через пару километров дальнейшее продвижение попало в прямую зависимость от веса передвинутых камней и, решив, что на сегодня тяжёлой атлетики достаточно, мы встали на ночь.

Malguzar_32
Бархатистость зелёных склонов в вечерних лучах.

Malguzar_33
Труднопроходимая дорога позволила нам уединиться и заняться грибным ужином.

Malguzar_34
Кто ходит в гости по утрам…, тот баран!

Malguzar_35
Если не съедят, то осенью эта гусеница превратится в одну из самых крупных и красивых среднеазиатских бабочек – павлиноглазку рода Neoris.

Malguzar_36
И снова в путь.

Malguzar_37
В окрестностях Ташкента подобные луга редкость.

На последний день путешествия был запланирован финальный заезд вглубь хребта по ущелью Пшагар (Пешогор), неоднократно упоминающемуся в различных статьях, связанных с Заамином и Мальгузарами. Знаменито ущелье местом поклонения Хужаи Сероб-ота, где по преданию погребён местный святой Мавлоно Мухаммад Пшагори, живший в XIV веке, и пещерой, обросшей легендами, связанными аж с самим Македонским!

Malguzar_38
«Парадная» лестница в пещеру.

Malguzar_39
Информационная табличка перед лестницей.

Древняя дорога вывела нас прямиком к месту поклонения Хужаи Сероб-ота. Судя по количеству автомашин вокруг и людей внутри, это место действительно весьма почитаемо у местных жителей. Мы не стали здесь останавливаться, т.к. из-за ограды видно, что внутри находится курган (тепе) – остов небольшого древнего поселения и большой родник с расположенным вокруг садом с беседками и топчанами, на которых восседали и возлежали многочисленные посетители. По-видимому, из-за родника древняя дорога и делает небольшой крюк по направлению к горам. Можно предположить, что тепе было караван-сараем или просто местом отдыха вблизи источника воды.

Путевые рассуждения
В наших краях древние искусственные насыпи – остовы древних поселений, крепостей и караван-сараев в последующие времена приспосабливали под кладбища или одиночные захоронения, стирая тем самым исторические следы. По данным археологии, многие древние тепе были задействованы под кладбища, начиная со времени Тимура (начало XV века). Связано это, по-видимому, с тем, что за почти полуторавековое запустение после опустошения монголами многие древние поселения-тепе утратили своё значение в качестве фортификационных сооружений и стали для потомков обычными холмами.
Вполне вероятно, что и в Пшагоре новые поселенцы либо приняли тепе за культовое сооружение прошлых времён, либо «освятили» его в соответствии с происходящими в их жизни событиями.
Стоит заметить, что вблизи источников пресной воды в наших засушливых краях часто встречаются места поклонения.

Malguzar_40
Вход в пещеру (Фото И.Д.)

В километре выше источника дорогу нам преградил шлагбаум, непонятно кем и неведомо по каким соображениям закрываемый и открываемый. По крайней мере перед нами его беспрепятственно открыли, сразу же закрыв за нашей спиной. Замечу, на обратном пути шлагбаум был открыт настежь и вокруг никого не было. Видимо периодически здесь работала «регистрация» со «сборщиками податей», особо нуждающимися в хоть какой-либо наличности.

Malguzar_41
Зависнув вниз головой, местный обитатель встречает посетителей на входе.

Многолюдностью дорога к пещере напоминала главную аллею в парке в выходной день. Десятки, если не сотни гуляющих двигались как вверх, так и вниз от оставленного на въезде в узкую часть ущелья транспорта. Все здоровались и улыбались, приветствовали друг друга и нас, как «русо/американо туристо» на основных мировых языках. По всем признакам это был праздник «Выезда за город».

Malguzar_42
Гроты пещеры довольно просторны (Фото И.Д.)

Конечно же мы не остановились где все, а поехали вглубь ущелья по весьма приличной для джипа дороге и подъехали к самому подножью склона на котором красовалась свеже-забетонированная лестница, ведущая к входу в пещеру. Экипировавшись налобными фонарями и преодолев несколько десятков ступенек, мы оказались в подземелье.

Malguzar_43
Фактурные «панели» – дизайн природы (Фото И.Д.)

Внутри было необычайно многолюдно. Наиболее шумную категорию составляла молодёжь. Парни, громко гогоча, пощипывали взвизгивающих барышень. Барышни, сбиваясь в кучки, обсуждали что-то женское и в темноте пытались определить автора очередного «знака внимания». Всё это подсвечивалось всполохами разнородных источников света и фотовспышек. Озвучивалось многочисленными ахами и охами. Фильм ужасов, и комната смеха одновременно…

Malguzar_44
Хрупкое изящество натёчных образований от рук посетителей спасает лишь недоступная высота.

Malguzar_45
Натёчное образование, напоминающее челюсть доисторического животного.

По-моему кроме нас никто не озаботился соответствующей экипировкой. Большинство ныряет в пещеру в обиходной одежде, в обиходных шлёпках и с осветительными приборами в лучшем случае из разряда одноразового китайского ширпотреба, в худшем – с подсветкой от телефона или даже спичек и зажигалок. Оттого мало кто проходит до конца, все выходят изрядно испачкавшись и никто – без улыбки. Видимо праздник заключается в том, что добрались до пещеры и даже смогли из неё благополучно выйти.

Malguzar_46
Натёчное образование типа «занавес».

Мы прошли пещеру до проходимого конца (в дальнем гроте вверх уходила «лестница» из вбитых в стену нескольких арматурных штырей, возможно пригодных для крепления верёвки). Стоит ли ехать в пещеру специально? Мне ответить сложно, т.к. я бывал в грандиозных и «богатых» пещерах и потому не могу избавиться от сравнения. Безусловно, пещера достойна посещения, осмотра и фотосъёмки. В ней живут летучие мыши, есть интересные минералогические фактуры, покрывающие стены. Встречаются как традиционные, так и весьма причудливые натёчные образования – сталактиты, оолиты, геликтиты, «занавеси», зооморфные фигуры.

Путевые рассуждения
На мой взгляд, несмотря на туристическую «пропаганду», пещера вряд ли могла быть обителью древних людей. Прежде всего, из-за полной безводности ущелья, на склоне которого она расположена. Можно предположить, что во входном гроте изредка укрывались от непогоды древние охотники или собиратели. Но из-за высокой влажности внутри, отсутствия всесезонных источников воды, низкой температуры и неудобного входа пещера малопригодна для постоянного проживания. Тем более абсурдной выглядит легенда о тысячах воинах Македонского, заманенных в пещеру и тут замурованных. Исходя из географии здешних мест, расположение тупикового безводного ущелья и пещеры не имеет ни малейшего фортификационного значения.

Malguzar_47
Основная масса посетителей карабкается здесь в шлёпках…

Переобувшись и очистившись от налипшей глины, мы вновь затряслись на камнях, устилающих дно ущелья. Мелькнул за окнами зелёный оазис родника-истока Пшагарсая. Почуяли твердь отвыкшие от асфальта колёса. Железный конь встрепенулся и побежал резвее.

Malguzar_48
Вид на дно ущелья с лестницы в пещеру (Фото И.Д.)

В кишлаке Пшагар мы выехали на трассу Р-34 и повернули на Заамин. Далее были две сотни обычных километров по обычной дороге – обычное возвращение из как всегда необычного путешествия. Ведь при всей схожести дорог ведут они всегда в совершенно разные места.

Malguzar_49
Маковые поля вдоль трассы Р-34.

До свиданья, Заамин! До свиданья, Мальгузары! До свиданья, Туркестанский хребет!

© Сергей Дёнин (Protey)
Май – июнь 2014 г.