6

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ БОЛЬШОГО ПУТЕШЕСТВИЯ. Часть 1.

© Сергей Дёнин (Protey)
Фотоснимки автора и Ильмиры Дёниной (И.Д.).

Введение

В любом путешествии встречаются интересные места, необычные явления, редкие обитатели. Многое из этого нам хорошо знакомо, что-то вызывает в памяти смутные и обрывочные воспоминания, ну а что-то совершенно неизвестно. Разумеется, в дороге сложно выяснить детали и мы решаем дома непременно во всём разобраться. Но как это нередко случается, погрузившись в водоворот городской суеты, забываем о своих планах. В данной публикации я попытался собрать ответы на некоторые вопросы, возникшие как в нашем весеннем путешествии по Кызылкуму, так и в прошлых поездках.

Я старался не углубляться в научные дебри и по возможности избегать узкоспециальных терминов, но не всегда возможно объяснить те или иные специфические процессы и явления лишь обиходными словами и понятиями. Потому в некоторых случаях без «умных» слов обойтись не удалось. Хотя я старался приводить их толкование, возможно, моё изложение кому-то покажется непонятным. Надеюсь, читатели не станут винить автора в излишней заумности или наоборот – примитивности (пишу, как умею), а самостоятельно найдут более доходчивое описание затронутых тем. Как говорится, Google вам в помощь!

В путь

Почему-то при слове «пустыня» большинство из нас представляют огромную песочницу с торчащей из неё головой Саида. Ничего не имею против знаменитого фильма, но всё-таки пустыня чаще всего выглядит иначе. И вот утром 25 апреля 2015 года мы в очередной раз покинули суетный Ташкент для проверки данного тезиса.

Пустыня Кызылкум занимает примерно треть территории Узбекистана, но попасть в полноценные пески жителям Ташкента непросто. Вернее – небыстро. Хотя край пустынной зоны начинается примерно в 50-ти километрах к западу от Ташкента, для погружения в многообразие этого удивительного природного образования придётся покинуть межгорные оазисы, пересечь зоны орошения с интенсивным сельским хозяйством, потрястись в машине около 10 часов, преодолев как минимум 500 километров довольно однообразной дороги. И даже после этих мытарств мы въедем лишь в южные окраины Кызылкума в районе западной оконечности Нуратинского хребта.

Цветут маки. Нуратинские предгорья.
Цветут маки. Нуратинские предгорья.

Думаю это растение знакомо всем жителям Средней Азии. Красные цветы мака в наших краях встречается повсеместно, от среднегорных степей до пустынь, от городских обочин до глиняных крыш и дувалов в сельской местности. Многокилометровые поля цветущих маков алыми пятнами раскрашивают среднеазиатские предгорья, нежелательным сорняком расцвечивают посевы злаковых и кормовых культур, низкорослыми коврами украшают монотонные пустынные пейзажи. Для некоторых жителей Ташкента стало традицией выезжать весной в предгорья на пикники для отдыха и фотосессий на цветущих маковых полях. Называется это растение мак павлиний (Papaver pavoninum).

Цветущие маки в предгорьях Мальгузарского хребта. (Фото И.Д.)
Цветущие маки в предгорьях Мальгузарского хребта. (Фото И.Д.)

Развитие мака напрямую зависит от количества влаги в весенний сезон. В богатые на осадки годы или на орошаемых землях мак растёт интенсивно – стебли сильно ветвятся и вытягиваются в высоту на полметра и выше, растение обильно и долго цветёт. В засушливые годы наоборот – не все семена прорастают и количество маков минимально, приземистые стебли тонкие, цветение коротко и малозаметно. В засушливых условиях высота растения с крохотными цветами может не превышать нескольких сантиметров.

Цветущие маки на глиняной крыше сельского строения. Межгорная долина Нуратинских гор. (Фото И.Д.)
Цветущие маки на глиняной крыше сельского строения. Межгорная долина Нуратинских гор. (Фото И.Д.)

«В надземной части мака содержатся алкалоиды, поэтому он ядовит как в свежем, так и в сухом виде. Сеном, в котором содержится всего 2-3% травы мака, уже не рекомендуют кормить животных. В народной медицине лепестки мака применяют для промывания глаз, при солнечном ударе (особенно у детей), кожных болезнях, кори и оспе. Используют лепестки для окрашивания шёлка в пурпурный, бледно-фиолетовый и черные цвета, а также для покраски кондитерских изделий» [1].

Научные и научно-популярные публикации постсоветского периода у меня вызывают некоторое недоверие и желание найти подтверждение приведённым сведениям в альтернативных источниках. Увы, других данных, подтверждающих красящие и лечебные свойства павлиньего мака, мне не попалось.

НУРАТИНСКИЕ ЗАГАДКИ

Однообразие дороги мы стараемся разбавлять попутными заездами в интересные места. По пути в Кызылкум таковым у нас регулярно выступают Нуратинские горы. Место само по себе достойно отдельного путешествия (см. отчёт), но даже неглубокий и недолгий заезд привносит специфический колорит в однообразное движение вдоль края пустыни.

По таким дорогам через Нуратинский хребет когда-то двигались караваны.
По таким дорогам через Нуратинский хребет когда-то двигались караваны.

В этом путешествии мы решили не просто съехать с трассы на ночлег, но пересечь северный хребет Нуратинской гряды по одной из древних дорог и попутно осмотреть развалины строения, на космоснимках выглядящие как крепость.

Сотни тысяч лет водные потоки точили твёрдые вулканические породы. Хребет северный Нуратау.
Сотни тысяч лет водные потоки точили твёрдые вулканические породы. Северный хребет Нуратау.

Природа изрядно поглумилась над Нуратинским хребтом, создав уникальные по форме каменные изваяния, встречающие путников вдоль известных мне заездов в эти горы. Вот и нынешняя, новая для меня дорога, также привела нас в страну каменных исполинов с гигантскими причудливыми валунами, с зализанными дождями склонами, с прорезанными ручьями желобами и ваннами. Когда и как образовались эти округлые и заглаженные скалы? Какие силы поработали над твёрдой гранитной породой? В поисках ответа на эти вопросы придётся совершить экскурс на 300 миллионов лет назад в геологическое прошлое нашего края.

 Происхождение вулканитов

Нуратинские вулканиты. (Фото И.Д.)
Нуратинские вулканиты. (Фото И.Д.)

С конца каменноугольного и в пермском периоде (300-250 млн. лет назад), во времена, когда трилобиты уже вымирали, а рептилии только зарождались, когда на Земле ещё не появились динозавры, когда ещё не было гор и пустынь в той части планеты, которая позднее станет Азией, начались процессы тектоно-магматических деформаций. Пришли в движение тектонические плиты, которые, сталкиваясь и наползая друг на друга, формировали прогибы и поднятия. На территории будущего Тянь-Шаня и Памира протекали бурные магматические процессы. Извергались вулканы, изрыгая миллионы тонн пепла. Земная кора сминалась и растягивалась как лист бумаги и на поверхность изливались огромные массы лавы, формирующие каменные плато, возвышенности, столбы и горные гряды. Совокупность этих процессов получила в геологии название «герцинская складчатость». Период складчатости затронул огромную территорию будущей Евразии и среди прочего заложил фундамент важных для нашего описания горных систем Тянь-Шаня и Памира.

Созданные природой зооморфные фигуры.
Созданные природой зооморфные фигуры.

Шло время. Бурный тектонический период почти на 250 млн. сменился покоем. Остыла лава, потухли вулканы и наша территория вступила на путь так называемого платформенного развития с характерными для него медленными и плавными поднятиями и опусканиями.

Периодически покрытые растительностью и заселённые животными участки суши опускались и их затапливали моря, в которых формировались морские отложения. Затем моря отступали и дно вновь становилось сушей с равнинами и возвышенностями, которые разрушались, формируя осадочные слои.

Вулканиты на перевале Тахтакарача. Зеравшанский хребет.
Вулканиты на перевале Тахтакарача. Зеравшанский хребет.

Следы вулканических процессов в виде излившихся или, по-научному, эффузивных горных пород постепенно разрушались под действием погодных факторов, солнечной радиации и жизнедеятельности организмов. Обломочный материал сносился с возвышенностей на равнины и формировал аллювиальные (наносимые водными потоками) и эоловые (наносимые ветром) отложения.

Гранитоиды на перевале Койташ. Южный Нуратинский хребет.
Гранитоиды на перевале Койташ. Южный Нуратинский хребет.

Но всё же откуда появились каменные изваяния по пути через перевал Тахтакарача (Зеравшанский хребет), гигантские вулканические поля северного Нуратау, диориты перевала Койташ в южном Нуратау, если в последние десятки и даже сотни миллионов лет на нашей территории не было вулканических процессов?

Это также следы герцинской складчатости. Ведь кроме излившейся на поверхность магмы, часть её застыла в глубинах земной коры, образовав так называемые интрузивные – не излившиеся породы. В отличие от эффузивных или излившихся на поверхность пород, которые за прошедшие миллионы лет полностью разрушились, интрузивы «вышли» на поверхность сравнительно недавно и хотя ещё не разрушились под натиском эрозии, но уже изрядно пострадали от рук безумного, но талантливого камнереза – природы.

А беден ли Мохаммад Карим?

Многочисленные наскальные рисунки и надписи свидетельствуют о том, что не только жители современного мегаполиса очаровывались этими горами. Древние пастухи и путешественники также как и мы наслаждались горной прохладой и не жалея времени выдалбливали на камнях петроглифы на многие столетия пережившие авторов.

Петроглифы Сармышсая. Южный хребет Нуратау.
Петроглифы Сармышсая. Южный хребет Нуратау.

Датировка петроглифов дело сложное, особенно эпохи неолита или даже палеолита. Выбитые тексты гораздо информативней. Анализируя почерк, стиль, перевод сообщений специалисты могут многое поведать о времени их нанесения, о тогдашнем историческом периоде и даже об уровне образованности их авторов. Стоит отметить, что история древних азиатских государственных образований в немалой степени опирается на нумизматическую палеографию и отчасти – наскальную.

Персидские надписи на обочине древней караванной дороги.

Конечно, мы не могли проехать мимо надписей, выполненных, как я тогда считал, арабским письмом и не разобраться, что хотел донести до потомков один из многочисленных путников с незапамятных времён пересекавших Нуратинские горы по пути между пустыней Кызылкум и благодатной межгорной долиной реки Зеравшан.

Попытка расшифровать надписи с помощью «мирового разума» в виде интернета удалась лишь отчасти. Во-первых, я узнал, что надписи не арабские, а персидские, что в принципе объяснимо, т.к. в наших краях вплоть до советского периода использовался персидский язык и персидская письменность. Во-вторых, я понял, что транскрибирование наскальных надписей в буквы современного алфавита не гарантирует понимания смысла. В-третьих, мне не удалось найти персидских историков-лингвистов, способных полностью растолковать смысл надписей и хотя бы примерно датировать их появление, но по стилю и форме букв я предположил, что надписи выполнены почерком насталик, распространённым на территории Средней Азии с XVIII века, что устанавливает нижнюю границу их появления не старше 300 лет.

Надписи на северной стороне скалы. (Надписи на западной стороне прочесть не удалось).
Надписи на северной стороне скалы. (Надписи на западной стороне прочесть не удалось).

Нижняя строка левой надписи записана так: بماند از من مسکین نشانه
Возможный перевод: «пускай это останется знаком бедного меня»

Консультант из Тегерана предположил, что возможно это часть старинного двустишия, традиционного для подобных надписей (на строениях?):
نوشتم بر در و دیوار خانه
بماند از من مسکین نشانه

Перевод с английского в моей литературной обработке:
«я написал это на стенах дома [для того],
чтобы это осталось знаком меня бедного».

Надпись в центре более близка современным любителя граффити в стиле «здесь был Вася»:
محمد کریم بیچاره
Что в современной трактовке звучит как: «бедный Мохаммад Карим».
Неизвестно, «бедный» это принадлежность сословию, оттенок скромности или дань тогдашней традиции, именовать себя в уничижительной форме.

Правую надпись мои консультанты вразумительно прочитать не смогли. По одной из версий это тюркский текст, записанный персидскими буквами:
بنده ٬یاد ٬ فاتحه ٬روح ٬ شاد
В котором говорится что-то о «поминании человека, который написал это и посылке ему благословения».
В другой версии в строке вычитана сокращённо-поэтическая форма от слова «гора» (کوه):
ای کُهی با ایمان برای یگانه

Увы, общий смысл фразы от этого не прояснился.

Петроглифы Сармышсая: жанровая сцена поклонения (?). Южный хребет Нуратау.
Петроглифы Сармышсая: жанровая сцена обряда (поклонения?). Южный хребет Нуратау.

Я попытался представить личность автора этих наскальных творений. Если в неолите и в более ранние времена эти земли населяли в основном пастухи и охотники, оставившие традиционные для подобных культур наскальные рисунки животных и несложных жанровых сцен, то тщательно выполненные каллиграфическим почерком персидские надписи характеризуют их автора (или авторов?) как грамотного человека, владеющего техникой нанесения письмен и не лишённого художественных способностей. Вряд ли автором надписей был деловой человек, купец или кто-либо из сопровождающих караван – я сомневаюсь чтобы спешащий по торговым или государственным делам путник позволил себе потратить уйму времени на выдалбливание малопонятных с коммерческой точки зрения письмен, неведомо кому адресованных и мало что значащих. Можно конечно предположить, что караванщик сам или руками наёмного работника оставил на скале благопожелание в пути, уместную случаю выдержку из Корана или фрагмент молитвы, но провести часы, а то и дни за долбёжкой каллиграфическим почерком малозначительных фраз?.. Даже с учётом менее суетного ритма жизни в прошлые века, для торгового и делового люда поговорка «время – деньги» наверняка была актуальной.

Зато я легко могу представить занимающегося подобным творчеством паломника, факира или попросту грамотного бродягу Мохаммада Карима близкого по духу сегодняшним любителям выражать себя на стенах, заборах и даже на исторических памятниках. Да простит меня далёкий предок за мои возможно ошибочные рассуждения!

Кого защищала крепость?

Ночные попытки подъехать к «крепости» успехом не увенчались и, переночевав в паре километров от развалин, с утра мы вновь попытались приблизиться к цели. Как я и предполагал по космоснимкам «крепость» оказалась неподъездной. Разумеется, подобная мелочь для нас не препятствие и полукилометровая пешая прогулка на весьма свежем воздухе не стала в тягость.

«Крепость» на космоснимке (Google Earth Pro).
«Крепость» на космоснимке (Google Earth Pro).

По географическому положению развалин сложно понять, кто и для чего городил этот «огород». На снимке из космоса прослеживаются стены периметром 500 метров, ограничивающие внутреннюю площадь в 1.36 гектара. Различимы следы башен и цитадель на самой вершине, а также 70-метровый пандус к реке и 110-метровая стена-пандус совершенно непонятного назначения. Всё это расположено на естественном холме со всех сторон окружённом руслами действующих ручьёв, за исключением небольшого 200-метрового сухого перешейка, не проездного из-за скальных выходов. У меня вызвал недоумение факт, что к столь крупной «крепости» нельзя подъехать на повозке. Я не встречал подобного на других древних поселениях в наших краях.

Выположенные террасы между внутренней и внешней стеной. Справа в распадке видны современные шурфы.
Выположенные террасы между внутренней и внешней стеной. Справа в распадке видны современные шурфы.

При осмотре развалин вблизи у меня возникли сомнения в фортификационном назначении сооружения. От стен остались лишь невысокие валы грунта, свидетельствующие об их небольшой исходной высоте. У башен нет фундамента. Сохранившиеся стены в районе цитадели сложены из небрежно подобранных камней. Более-менее сохранился лишь пандус к реке, сооружённый с большей тщательностью, что говорит о его значимости. На огороженных склонах выровнены площадки, подходящие для установки временного жилья (шатры, «палатки», юрты), в то время как в Нуратинских горах современное население живёт в капитальных домах на каменном фундаменте. Географические и климатические условия Нуратинских гор не слишком изменились за последние тысячелетия из-за чего можно предположить, что в древности здесь, как и везде в горных районах Средней Азии, жили в капитальных строениях, а не довольствовались передвижным или временным жильём. Но в «крепости» следов капитальных жилых сооружений я не увидел. В то же время значительное количество керамики, разбросанной внутри огороженной территории, свидетельствует о том, что здесь подолгу пребывали люди.

Каменная кладка на уровне «цитадели».
Каменная кладка на уровне «цитадели».

Ещё я не заметил подвода воды к огороженной территории, да и вряд ли это было возможно из-за высоты холма и окружающего рельефа. Но поселение такого размера не могло долговременно существовать, пользуясь лишь водой из сая у подножия холма, которую приходилось бы поднимать в ёмкостях по единственному пандусу. Предположение что в прошлом на вершине холма был источник воды опровергают развалины длинного и крутого пандуса к реке. Сомнительно, что при наличии воды внутри «крепости» её обитатели стали бы строить это сооружение и регулярно преодолевать 170 метровый спуск к реке и потом гружёнными подниматься обратно. Даже в случае использования вьючных животных, подобное челночное водоснабжение выглядит нерациональным.

Быть может «крепость» использовалась лишь в качестве временного убежища при вражеских нападениях? Сомнительно. Расчётную вместимость крепости можно определить по необходимому числу защитников стен. По мнению историков их могло быть от 2-х человек на метр до 1 человека на два погонных метра стены. Если предположить что нашу «крепость» обороняло 250 воинов (1 защитник на 2 метра), то с учётом укрывшихся внутри членов их семей и других небоеспособных жителей получится не менее 1000 человек. Но окружающий скальный рельеф непригоден для компактного проживания людей в таком количестве, а пригодные для крупных поселений земли достаточно далеки, чтобы их обитатели в случае опасности могли оперативно укрыться в «крепости».

Пандус к реке.
Пандус к реке.

Итак, все очевидные версии оказались несостоятельными. Я уже начал забывать про нерешённую задачу и вдруг, в очередной раз «пролетая» с помощью сервиса Google Earth над развалинами «крепости» и её окрестностями, меня осенило. Как я мог забыть про золото! Ведь на космоснимках и на местности отчётливо видны многочисленные шурфы. Значит это вовсе не крепость, а рабочий посёлок золотодобытчиков. В этом случае разрешаются все нестыковки предыдущих гипотез.

Начиная с расстояния в 50 метров от стены и до 600 метров на юго-запад, я насчитал не менее 12 концентраций современных шурфов как минимум по десятку ям в каждой. Это весьма показательно, так как в наше время при поиске рудопроявлений первым делом исследуют горнорудные разработки прошлых веков и, судя по количеству шурфов вольных старателей, а возможно и штатных геологов, исследования оказались результативными. Значит в древности здесь также могли добывать золото и огороженное поселение возникло для обслуживания прииска. Этим объясняется отсутствие на территории посёлка постоянного водоснабжения. Для добычи золота нужно большое количество воды и потому промывкой удобней заниматься прямо в русле реки или на берегу. В свою очередь для нужд посёлка, который по-видимому использовался в основном для ночлега, воду можно было таскать по пандусу из реки.

Старательская гипотеза объясняет примыкающую к западному внешнему углу «крепости» и кажущуюся бесполезной 100 метровую стену-пандус. Возможно, она предназначалась для передвижения дозорных и в случае опасности эвакуации старателей из выработок с северной стороны стены.

Западный угол внешней стены «крепости», переходящий в стену-пандус справа от которой видны древние выработки.
Западный угол внешней стены «крепости», переходящий в стену-пандус справа от которой видны древние выработки.

Временное поселение не требовало обороны, так как выполняло функцию постоялого двора или «вахтового посёлка», огороженного лишь от незваных гостей и потому основательные стены не требовались.

«Башни» могли быть проходами с небольшими тамбурами для «вахтёров». За их мирную версию свидетельствует тот факт, что они расположены только с южной стороны, а у крепостей защищают весь доступный для нападения периметр.

Развалины на самой вершине холма, которые я принял за цитадель, возможно, остатки помещения начальства или скупщиков. Хотя это мог быть храм или, в более позднее время, мечеть.

Сведений о добыче золота вблизи «крепости» я не нашёл, но в исторических публикациях приводятся данные о многочисленных золотых рудниках в Нуратинских горах, упоминаемых с середины I тысячелетия до н.э. и получивших широкую известность в X-XI веках н.э. В настоящее время этот район относится к Кызылкум-Нуратинской золоторудной провинции с рядом крупных действующих месторождений: Зармитан, Гужумсай, Сармич, Маржанбулак, Лянгар, Койташ и др. Кроме официальной добычи здесь нередки мелкие разработки вольных старателей как действующие, так и уже заброшенные. По моим наблюдениям, шурфы вокруг «крепости» выглядят заброшенными.

Возможно, эти развалины уже изучались археологами и историками и где-то в архивах есть научное объяснение их происхождения, подтверждённое фактами, но мне такие сведения не попались и потому я могу вольно высказывать собственные догадки, чувствуя себя скромным первооткрывателем…

ПУСТЫННЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ

Не знаю как кому, но мне пустыня своими огромными безлюдными пространствами навевает множество мыслей. От философских о бренности сущего, до элементарных «откуда?», «почему?» и «как?». Вот и в последнем пустынном путешествии я размышлял о сути окружающего: почему на нашей территории обезвоженная пустыня, а на той же широте в похожих климатических зонах растут леса, цветут сады, зреют посевы? Откуда появились огромные массы песка? Почему среди песчаных массивов пестреют яркими слоями возвышенности? Как оказались в пустыне окаменелые деревья, морские ракушки, кости динозавров?

Полагаю, что я не одинок в своих размышлениях и немало пытливых умов задавалось аналогичными вопросами. Раз уж мы разобрались с происхождением вулканитов, то почему бы не совершить ещё одну прогулку в геологическое прошлое и не проследить…

Как зарождалась пустыня?

Чтобы разобраться в этом вопросе, мне пришлось надолго погрузиться в дебри научных публикаций. Оказалось краткого и однозначного ответа не получится, т.к. современный рельеф сформировался вследствие совокупности множества геологических процессов. Я постарался их проанализировать и изложить результаты в понятном для неспециалиста виде. Разумеется, мой анализ не претендует на полноту, это лишь попытка показать в хронологической последовательности многоэтапность формирования территории Кызылкума.

Наиболее ранняя из известных мне датировок пород на территории нынешнего Кызылкума составляет 1980 млн. лет. Возраст определён альфа-свинцовым методом по цирконам из пород в основании видимого геологического разреза в Южном Тамдытау [2]. Не беспокойтесь, я не собираюсь пересказывать геохронологию пустыни от «сотворения мира», тем более что даже специалисты считают, что «схемы стратиграфического расчленения толщи территории Кызылкума многочисленны, но слабо обоснованы вследствие недостатка надёжных определений возраста и сложной тектоники региона» [2]. Я упомяну лишь те события, которые напрямую влияли на формирование современного рельефа и следы которых видны без специальных изысканий.

Когда-то эти мраморные слои были известняком, накапливающимся на дне моря. Горы Тамдытау – останцовые кряжи тянь-шаньского орогена. Центральный Кызылкум.
Когда-то эти мраморные слои были известняком, накапливающимся на дне моря. Горы Тамдытау – останцовые кряжи тянь-шаньского орогена. Центральный Кызылкум.

Современные пустыни Средней Азии окончательно сформировались за последние десятки тысяч лет, что в масштабах общего времени существования планеты можно приравнять к нескольким минутам, но предпосылки к их появлению лежат в далёком прошлом, в сотнях миллионов лет по геохронологической шкале.

После упомянутых выше герцинских процессов, заложивших контуры современного рельефа, платформа на территории современной Средней Азии миллионы лет находилась в относительном тектоническом затишье. Опускались и поднимались отдельные участки, морские воды затапливали сушу и вновь отступали, эволюционировали животные и растения. За этот огромный временной период зародились (~225 млн. лет) и вымерли (~65 млн. лет) динозавры. Появились предки современных рептилий, млекопитающие и птицы. Возникли хвойные и цветковые растения. Заняли свои ниши насекомые.

Хронология событий с пермского по палеогеновый период детализирована слабо, так как слои этого времени в основном уничтожены более поздними геологическими процессами. Общая геохронологическая картина и стратиграфическое расчленение воссозданы по слоям открытых обнажений, по данным бурения в немногочисленных сохранившихся толщах и по палеонтологическому материалу.

К примеру, находки ископаемых в центральном Кызылкуме позволили установить, что в позднем мелу (94-86 млн. лет) здесь обитали динозавры. На суше паслись травоядные гадрозавры, анкилозавры и трицератопсы. Охотились, похожие на современных страусов, быстрые хищные орнитомимы. Выслеживали ослабевшую или отставшую добычу алектрозавры, ближайшие родичи легендарных плотоядных тираннозавров. В небе кружились птерозавры – летающие ящеры с размахом крыльев до 7 и более метров. На побережьях глубоко вдающихся в сушу морских заливов грелись черепахи и крокодилы. В водах мелководных морей обитали акулы, скаты и разнообразные беспозвоночные.

В конце мелового периода здесь росли леса и бродили динозавры. Мынбулакская впадина (Фото И.Д.)
В конце мелового периода здесь росли леса и бродили динозавры. Мынбулакская впадина (Фото И.Д.)

Вот как представлял себе картину мелового времени в районе современной Мынбулакской впадины учёный-палеонтолог Лев Александрович Несов, в течение 20 лет изучавший ископаемых животных Средней Азии:

«…Раннее утро на западной окраине древней Азии. Огромные солоноватые заливы спокойны из-за безветрия. На причудливо изрезанных берегах этих водоёмов уже видны зелёные полоски прибрежных, преимущественно платановых лесов, цвет которых из-за густоты деревьев особенно насыщен по берегам проток, соединяющих соседние бассейны. На вершинах старых платанов одной из таких околопротоковых рощ расположилась небольшая колония летающих ящеров рода Azhdarcho.
…Солнце поднимается над древним приморским ландшафтом. Гигантский птерозавр расправляет свои перепончатые крылья. Вот концы крыльев уже разведены в стороны на полный размах – 7 метров. Медленно поворачивая крылья, ящер подставляет их нижнюю поверхность набегающему ветру. Наклонив голову вперёд и раскачивая её, ящер удерживает равновесие, цепляясь при этом пальцами задних конечностей за крупную, почти горизонтальную ветвь у вершины старого платана. Ещё секунда – и, отделившись от ветви, птерозавр начинает плавно подниматься над своим «гнездом» и лесом, используя ветер…
Пройдёт 87 миллионов лет и на месте солоноватых заливов, приморских болот и лесов с летающими ящерами будут лежать среднеазиатские песчаные, щебнистые, глинистые и солончаковые пустыни, и палеонтологи найдут в обрывах слои с отложениями межбассейновых проток, с расположенными рядом захороненными на корню окаменевшими лесами, с отпечатками листьев и костями молодых птерозавров на уровне почв под деревьями» [3].

Пост-герцинская «пастораль» продолжалась почти до конца палеогена. И вот примерно 30 млн. лет назад будущая Центральная Азия вновь «зашаталась» и начались события, напрямую повлиявшие на сегодняшний геологический облик континента.

Сначала территориальная платформа распалась на две области, резко различающиеся по тектонике – тянь-шаньский ороген (так в геологии называется горообразование) и Туранскую плиту, на которой в настоящее время располагается территория Каракумов, Кызылкума, Устюрта. В дальнейшем в результате неогеновых и четвертичных поднятий на месте равнин и низкогорий выросли мощные горные цепи Тянь-Шаня и северной части Памиро-Алая, включающей Гиссарский, Зеравшанский, Туркестанский и Нуратинский хребты. На юге платформы вздыбились мощные горные образования Памира, Гиндукуша и Копетдага, заставив отступить моря и заслонив Среднюю Азию с юга от океанических влияний. На равнинах установился континентальный климат и создались условия для формирования пустынных ландшафтов. Но обо всём по порядку.

Палеогеографическая карта позднего мела. Конец позднетуронского времени (94 млн. лет) [36].
Палеогеографическая карта палеогенового периода. Палеоценовая эпоха (66-56 млн. лет) [36].
Палеогеографическая карта палеогенового периода. Эоценовая эпоха (56-34 млн. лет) [36].
Условные обозначения к палеогеографическим картам [36].
Перед описанием последующих событий уместно сделать небольшое отступление и в общих чертах пояснить, как и какие геологические процессы влияют на формирование рельефа.

• Горные сооружения возникают во время тектонических процессов.
• Любые возвышенности под действием естественных природных сил постепенно понижаются до общего уровня, а понижения заполняются осадочными породами и выравниваются.
• Разрушение горных сооружений происходит за счёт силы тяжести (оползни, осыпи, обвалы), атмосферных воздействий (перепады температур, осадки, солнечная радиация, ветер) и деятельности живых организмов.
• В результате разрушения гор образуется обломочный материал, который водными потоками и ветром сносится вниз на равнины и заполняет понижения.
• На равнинах обломочный материал формирует осадочные комплексы (формации), состав и размер фракций которых зависит от удалённости от возвышенностей. В предгорьях образуются грубообломочные формации: скопления валунов, галечники, пески, глины и пр. Вдали от гор формируются мелкозернистые формации, выносимые водными потоками и ветром (пески и глины).
• На дне морских бассейнов образуются характерные осадочные формации, состав которых зависит от удалённости суши, глубины и плодородия моря. Каждой морской зоне присущи свои особенности осадконакопления, потому по составу осадочных пород можно установить облик водного бассейна (глубина, температура, солёность, состав живых организмов).
• При выравнивании рельефа накопление обломочного материала (аккумуляция) прекращается и начинается разрушение уже имеющихся отложений (эрозия, дефляция).

Наиболее заметные события начались в конце палеогенового периода и потому сразу перейдём к интересующему нас времени.

Палеогеновый период, олигоцен (3423 млн. лет):
– верхний (28-23 млн. лет)
– нижний (34-28 млн. лет)

В нижнем олигоцене Кызылкум представлял собой сушу с запада и севера омываемую морями. К концу олигоцена морские воды затопили юго-восточные районы Каракумов и Кызылкум и на этой территории началось формирование морской мелководной красноцветной формации мощностью от 20 до 140 м.
В конце олигоцена восточные районы Туранской плиты приподнялись и стали сушей. Морской бассейн отступил на запад.

Неогеновый период, миоцен (235.3 млн. лет):
– верхний (11.6-5.3 млн. лет)
– средний (16-11.6 млн. лет)
– нижний (23-16 млн. лет)

В начале миоцена Туранская плита в очередной раз опустилась и море двинулось на восток. Морские воды перекрыли Кызылкум, подступили к горам Каратау, а на юго-востоке – к подножиям Зирабулак-Зиаэтдинских гор и Гиссарского хребта. На мелководье вблизи гор в раннем миоцене формировались мелководные и прибрежно-морские отложения. В открытом море – красноцветные и пестроцветные глины и алевролиты с прослоями песков и песчаников. Мощность нижнеэоценовых отложений в Сырдарьинской и Амударьинской впадинах не превышает 100-150 м.

В конце раннего миоцена Туранская плита приподнялась, море отступило и вместе с этим прекратилось формирование красноцветной мелководной формации на всей площади плиты.

К настоящему времени отложения верхнеолигоценовой – нижнемиоценовой формации неширокой полосой обнажаются вдоль северных предгорий Копетдага, в юго-западных отрогах Гиссара и обрамляют Центрально-Кызылкумские поднятия. Чередующиеся красные, желтоватые, коричневые полосы этих отложений встречаются на склонах Кызылкумских возвышенностей, выделяясь неестественной яркостью на фоне жёлто-красного Кызылкумского песка и придавая неповторимый облик пустынным пейзажам.

Красноцветные слоистые породы, сформировавшиеся на мелководном морском дне. Юго-западный Кызылкум, 22 км СВ кишлака Узункудук. Ниже: эти же обнажения на космоснимке.

25 Red-montainsC

Разумеется, красные осадочные слои, сформировавшиеся 20-16 млн. лет назад не единственные слагаемые современного рельефа. В неогене и в четвертичном периоде на Туранской плите происходило ещё несколько этапов накопления красноцветных осадочных пород и потому нельзя считать отложения миоценовыми только из-за их красного цвета.

Но вернёмся в неоген. Со среднего миоцена начинается резкое усиление роста Тянь-Шаня и Копетдага, что повысило интенсивность выноса обломочного материала на равнины и привело к формированию в среднем-позднем миоцене осадочной толщи мощностью 150-300 м, прослеживаемой у подножия хребтов Каратау, Нуратау, Зирабулак-Зиаэтдинских гор и Гиссарского хребта.

Ближе к концу миоцена морской бассейн ненадолго расширился. В мелководном и тёплом море повсеместно формировались осадочные породы морского типа, мощность которых составляет 100-150 м. На границе неогена морские воды отступили и на обширных пространствах Туранской плиты накопление материала данного типа прекратилось.

Неогеновый период, плиоцен (5.3 – 2.6 млн. лет):
– верхний (3.6-2.6 млн. лет)
– нижний (5.3-3.6 млн. лет)

Плиоцен стал важным переломным моментом в истории развития Средней Азии. Основными событиями этого времени стали грандиозные трансгрессии Каспийского бассейна на Туранскую плиту, интенсивный подъём и расширение площади горных сооружений Тянь-Шаня и Копетдага, изменение климата.

В плиоцене с востока Туранской плиты начинают удаляться огромные массы накопившихся здесь прежде осадочных пород. На большей части Приаралья и Кызылкума в течение раннего и среднего плиоцена были разрушены отложения миоцена и верхние горизонты палеогена. Ряд кызылкумских поднятий был обнажён до меловых слоёв, а на Султануиздаге, Букантау, Кульджуктау и других поднятиях Центрального Кызылкума вскрыты слои, сформировавшиеся в палеозое (до 230 млн. лет).

Часть стратиграфической летописи за 20, а кое-где и более миллионов лет была стёрта как запись со школьной доски.

Причиной плиоценовых событий стал ряд факторов, среди которых резкое сокращение или полное прекращение поступления в эти районы обломочного материала с близлежащих горных сооружений. Это позволяет предположить, что горы, окружающие Туранскую плиту, понизились до уровня смежных равнин. Кроме того в среднем плиоцене произошла перемена климата и случилось резкое снижение уровня Каспия на 500-600 м ниже уровня океана, из-за чего отдельные участки Туранской плиты стали возвышенностями по отношению к окружающим территориям, что, естественно, привело к их выравниванию.

Состав сохранившихся слоёв указывает на то, что в раннем плиоцене Кызылкум, Приаралье и Каракумы представляли собой пустыни и полупустыни. Но это были ещё не те безводные пустыни, которые мы видим сегодня, а территории похожие на современные саванны.

В конце плиоцена уровень Каспия стал повышаться. Началась мощная акчагыльская трансгрессия, приведшая к возникновению обширного Акчагыльского моря, сообщающегося с Чёрным морем и разлившегося на север до современной Казани, а на юге до подножий Копетдага. Морской бассейн перекрыл водами всю западную часть Турана, затопив Южное Приаралье и низкие участки Сырдарьинской впадины на востоке. Последовавшее за «потопом» акчагыльское похолодание охватило юг европейской территории России и распространилось на Среднюю Азию.

В абсолютном летосчислении акчагыльские отложения формировались 3.3-1.85 млн. лет назад, что по современной геохронологической шкале охватывает верхний плиоцен и начало четвертичного периода [5].

Одновременно с «потопом» активизировались тектонические процессы в горных массивах Памиро-Алая, Тянь-Шаня и Копетдага, что привело к их росту и, следовательно, интенсивному размыву и выносу на равнины громадных масс обломочного материала. Породы этой формации в настоящее время наблюдаются вдоль западного склона хребта Каратау примерно до левобережья Сырдарьи, неширокой полосой прослеживается вдоль Нуратинских и Зирабулак-Зиаэтдинских гор, выполняют Ташкент-Голодностепское и Кашкадарьинское понижения (депрессии). Мощность формации 500-1200 м, местами достигая 2000-2500 м.

Предгорные или молассовые формации на равнинах замещены терригенными, т.е. породами, вынесенными в море реками. Наибольшую работу по переносу материала в плиоцене осуществляли пра-Сырдарья, пра-Зеравшан, пра-Кашкадарья и пра-Амударья.

В Юго-Западном и Восточном Кызылкуме отложения акчагыльского времени представлены серыми, коричневато-серыми, палевыми и пестроцветными горизонтально-слоистыми глинами, переслаивающимися с алевролитами и пластами мелкозернистых песков и песчаников. Мощность этих отложений не превышает 150-200 м.

Слои акчагыльского времени погребены под четвертичными осадками на глубинах от 50 до 300 м.

Акчагыльская трансгрессия достигла своего максимума к середине четвертичного времени, когда водный бассейн покрыл все Каракумы и Кызылкум. Только горы Султануиздаг и Центрально-Кызылкумские поднятия оставались островной сушей.

Четвертичный период (2.6 млн. – 12 тыс. лет):
Плейстоцен (2.6 млн. лет – 12 тыс. лет).
Голоцен (12 тыс. лет – наше время).

Вот мы и подошли к периоду, в течение которого окончательно сформировался современный облик пустынь Средней Азии.

В четвертичный период хребты поднялись на высоту до 7000 м и покрылись вечными снегами и ледниками. Воды пра-Амударьи и пра-Сырдарьи сносили с Памиро-Алая громадное количество материала. О размерах их деятельности можно судить хотя бы по тому, что в наше время, когда нет сплошного ледникового щита на Памире, Амударья даёт ежегодно 370 млн. кубометров наносов.

Естественные вскрытия четвертичных слоёв: пески и песчаники, сцементированные фосфоритами. Мынбулакская впадина. (Фото И.Д.)
Естественные вскрытия четвертичных слоёв: пески и песчаники, сцементированные фосфоритами. Мынбулакская впадина. (Фото И.Д.)

Амударья с плиоцена и до середины четвертичного периода протекала по Каракумской низменности и впадала в Каспийское море. Воды реки производили интенсивную эрозионную работу и формировали слои каракумской свиты – толщу песков, переслаивающихся с глинами, песчаниками и редкими конгломератами.

Выход пра-Сырдарьи из Ферганской котловины начался ещё в плиоцене. В середине четвертичного периода река представляла поток, аллювий которого сначала в виде галечников с песком, а затем кварцевого, хорошо окатанного песка формировался вдоль северных склонов Нуратау.

Комплекс нижнечетвертичных отложений пра-Сырдарьи сохранился по древним руслам, заканчивающимся в районе песчаного массива Джаманкум (северо-западнее пос. Тамдыбулак) и в Мынбулакской котловине (Центральный Кызылкум). В начале четвертичного периода одно из таких русел проходило по северным склонам гор Тамдытау и далее на западе терялось среди небольших озерно-дельтовых равнин. Ещё одно русло – наиболее северное – огибало с востока, севера и запада хребет Букантау и заканчивалось в Мынбулакской котловине. Эта речная долина глубиной до 40 м вырисовывается в разрезе песчаного массива севернее Букантау. Следы древней долины пра-Сырдарьи обнаружены также южнее Аральского моря.

Известняковая плита с окаменелой морской фауной айтымской свиты (781 – 12 тыс. лет). Ниже – сцементированный фрагмент слоя крупным планом. Размер раковин – 2-3 см. Мынбулакская впадина.
Известняковая плита с окаменелой морской фауной айтымской свиты (781 – 12 тыс. лет). Ниже – сцементированный фрагмент слоя крупным планом. Размер раковин – 2-3 см. Мынбулакская впадина.

28 SD05_14_113

Ещё одна многоводная артерия среднечетвертичного времени – пра-Зеравшан – формировала в восточных Каракумах, в Юго-Западном Кызылкуме и в пределах Бухарского оазиса песчаные слои кызылкумской свиты.

В середине четвертичного периода случилась последняя к настоящему времени трансгрессия Каспия – апшеронская. В общий бассейн объединились Каспийское, Чёрное и Аральское моря и затопили Каракумы на западе, а на севере – Приаралье и Западный Кызылкум. Апшеронское море просуществовало ок. 300 тысяч лет в период 1.7-1 млн. лет. Морские отложения апшеронского времени представлены известняками, разнозернистыми песками, песчаниками и глинами мощностью до 100-150 м.

На остальной территории Кызылкума продолжали формироваться песчаные слои поставляемые пра-Сырдарьёй.

Резкое усиление роста Тянь-Шаня и общий подъем юго-восточной части Туранской плиты начавшийся около миллиона лет назад привели к отступлению Апшеронского моря и окончательному вытеснению озерно-морских бассейнов с территории Западного Кызылкума, Южного Приаралья и большей части Низменных Каракумов и установлению здесь континентального режима, который продолжает существовать до настоящего времени.

К началу голоцена приурочен поворот Амударьи и Сырдарьи в сторону Аральского моря. Однако Амударья неоднократно прорывалась к Каспию через Сарыкамыш и каждый раз образовывала крупную дельту. Также часто в позднечетвертично-голоценовое время меняла свою дельту и Сырдарья, размывая при этом неогеновые, палеогеновые и меловые отложения.

Позднечетвертичные глины, пески и песчаники, перекрытые известняковыми плитами донных отложений. Мынбулакская впадина.
Позднечетвертичные глины, пески и песчаники, перекрытые известняковыми плитами донных отложений. Мынбулакская впадина.

С конца плиоцена и до нашего времени на сухих территориях Туранской плиты в условиях резко континентального климата идёт постоянная эоловая переработка более древних отложений и формируются широко распространённые в пустынях комплексы эоловых отложений. В наше время основная часть пустыни Кызылкум представляет собой слабо расчленённые пластовые равнины с эоловым песчаным покровом, где грядово-останцовый рельеф коренных пород перекрыт песчаной толщей с характерными эоловыми формами.

***

Из приведённой геохронологии видно, что Кызылкум появился вследствие целого ряда геологических событий и потому непросто односложно ответить на вопрос, как и почему возникла пустыня. Конечно, можно процитировать такое определение: «в результате совокупной деятельности эндогенных и экзогенных рельефообразующих факторов в пределах Туранской плиты получили развитие первичные денудационные, аккумулятивные и эрозионно-тектонические типы рельефа разного возраста, форм и размеров, поверхность большинства которых осложнена вторичными эоловыми процессами» [6]. Но смысл данной фразы, во-первых, непонятен для большинства читателей из-за специальных терминов, а во-вторых, не даёт конкретного ответа на конкретный вопрос.

Я попытаюсь изложить своё понимание возникновения пустыни, на основе анализа научных публикаций.


• Возникновению пустыни способствовала географическая широта, в которой из-за дрейфа тектонических плит оказалась современная Азия.
• Заложенный во времена Герцинской складчатости горный фундамент Азии и разросшиеся массивы Тянь-Шаня, Памиро-Алая и Копетдага создали препятствие для проникновения влажных и тёплых воздушных масс вглубь материка и способствовали установлению в Центральной Азии сухого резко-континентального климата.
• Постоянный рост и последующее разрушение горных систем обеспечили вынос водными потоками на равнину обломочного материала (аллювия), который за счёт «просева» и перевевания (окатывания ветром) стал песком. Ветер в одних местах вывевал лёгкую пылевую фракцию, оставляя тяжёлые песчинки (песчаная пустыня), а в других её накапливал в виде лёссовых отложений (лёссовая пустыня). На большей территории пустыни осталась в основном просеянная тяжёлая фракция на 80-90% (в барханах до 98%), состоящая из окатанных зёрен кварца размером 0.05-0.25 мм. Мощность песчаных эоловых отложений составляет 0-10 м, местами достигая 30 метров.
• Среднеазиатские пустыни начали формироваться примерно 2 млн. лет назад и окончательно оформились в современное состояние за последние десятки тысяч лет.


Пустынный рельеф

Для многих людей, едва вытягивающих на тройку школьный курс географии, пустыня представляется эдакой плоской сковородой на которой тут и там виднеются кучки барханов. Каково же бывает удивление, когда из рассказов очевидцев, подкреплённых фотоснимками, они узнают, что пустыня большей частью не гладкая безжизненная равнина, а территория представленная разнообразным рельефом. От заболоченных низменностей, до останцовых горных кряжей, от барханных гряд до гладких глиняных пустошей. От песчаных каньонов и оврагов, до каменных круч и скалистых ущелий. Разумеется, некоторые из перечисленных форм рельефа встречаются и в наших окрестностях, но есть такие, которые возможны только в пустынях при особых климатических условиях и только на определённых грунтах.

Барханный пояс в юго-западном Кызылкуме в основном состоит из отдельных барханов.
Барханный пояс в юго-западном Кызылкуме в основном состоит из отдельных барханов.

Сотни километров довольно однообразного пейзажа и вдруг на горизонте появляются красновато-жёлтые холмы. Огромные массы чистейшего сыпучего песка завораживающее зрелище. Но почему наша пустыня не покрыта сплошными барханами, как любят преподносить кинематографисты? Почему барханы вообще достаточно редкое явление в песках?

«Подвижные пески под воздействием ветров разных скоростей образуют многообразные формы рельефа, генетически связанные между собой. Различают такую их последовательность: ветропесчаный поток, неподвижное скопление песка в вихревой зоне и образование на нем ряби, песчаные волны, гребни, барханы, барханные цепи и гряды, барханные поля и др. Закономерность появления этих форм рельефа песков была подтверждена при продувании последних в аэродинамической трубе» [7].

На основе наблюдений и экспериментов установлено, что бархан образуется в том случае, когда на относительно ровной поверхности воздушный поток, равномерно двигающий песчинки, наталкивается на препятствие в виде небольшой складки рельефа, искусственного сооружения, отдельного куста и т.п. При этом воздушный поток образует завихрения и переносимые им песчинки меняют траекторию движения. При определённых условиях бархан начинает увеличиваться в размерах и становится относительно постоянным образованием. В других случаях он через некоторое время развевается и рельеф возвращается к своему первоначальному виду.

Таким образом, барханы могут существовать лишь при постоянных ветровых условиях, что в песчаных зонах планеты встречается нечасто.

Сплошная протяжённость этой барханной гряды составляет 15 км при ширине 1-4 км.
Сплошная протяжённость этой барханной гряды составляет 15 км при ширине 1-4 км.

Барханы – нестабильные образования. «Скорость движения бархана зависит от его массы и высоты. Чем они меньше, тем быстрее он передвигается, чем больше – тем медленнее, так как ветер затрачивает на передвижение массы песка больше энергии. На юге Кызылкума передвижение барханных цепей происходит на расстояние 12-15 м в год; на юго-западе Туркменистана более сильные северо-восточные ветры передвигают барханы высотой 4-4.5 м на 40 м за год» [7].

Типичный волнистый рельеф песчаной пустыни. Центральный Кызылкум.
Типичный волнистый рельеф песчаной пустыни. Центральный Кызылкум.

Мы выяснили, что барханы образуются лишь при определённых условиях. Тогда можно предположить, что в остальных местах пустыни должна быть гладкая равнина. Отнюдь. Ровный рельеф в песчаной пустыне вообще отсутствует. Ведь даже самый слабый ветер начинает двигать песчинки, выдувая их из одних мест и насыпая в других. А так как ветер в пустыне дует практически всегда, то массы песка постоянно переносятся с места на место. Подобная ветровая работа приводит к формированию волнистого рельефа, высота волн которого зависит от количества растительности, слоя песка, силы ветра и т.п.

Если подстилающие песок породы ровные, то рельеф напоминает мгновенно застывшую водную гладь с разной силой волнения. При неровностях коренных пород, песок повторяет их форму. Разумеется, сложная аэродинамика воздушных потоков не позволяет сформироваться на поверхности песка точной копии подстилающего рельефа, а лишь свидетельствует о его неровности.

Сотни километров грядово-ячеистых песков, лежащих на останцовых коренных породах Тянь-шаньского горообразования, мы неоднократно пересекали в путешествиях по Кызылкуму. В частности подобный рельеф простирается между восточным краем Каракатинской впадины на север до восточного окончания хребта Букантау.

Бугристый рельеф песчаной пустыни. Юго-западный Кызылкум.
Бугристый рельеф песчаной пустыни. Юго-западный Кызылкум.

Особенно живописно выглядит песчаный рельеф при значительной холмистости коренного основания. Желающие полюбоваться на песчаные холмы могут посетить район восточного окончания хребта Букантау. Если двигаться по трассе Зарафшан-Тамбдыбулак-Устемурат, то примерно в 70 км от г. Зарафшан (в 2-х км севернее от пос. Тамдыбулак) дорога будет пересекать пески Яманкум – впечатляющие песчаные горы, повторяющие форму останцового рельефа с перепадами высот до сотни метров, покрытые бугристыми и ячеистыми песками. По мнению некоторых учёных эта гряда – правый берег одного из рукавов пра-Сырдарьи, протекающего здесь в плейстоцене.

По моим наблюдениям столь большие перепады рельефа для Кызылкума редкость. Гораздо чаще встречаются волнистые или бугристые и грядово-ячеистые пески с передами высот менее 10 метров.

Грядовые пески образуются в тех случаях, когда в системе ветров явственно ощущается какое-либо господствующее направление активных потоков. Если господствующего направления нет, то образуются бугристые или ячеистые пески.

В результате экспериментов, проведённых в Каракумах, близ Репетека, выяснилось, что даже закреплённые растительностью пески не являются неподвижными – они тоже развеваются, хотя и медленно.

Останцовый бугор в западной оконечности гор Тохтатау. Центральный Кызылкум. Ниже – вид на бугор из космоса.
Останцовый бугор в западной оконечности гор Тохтатау. Центральный Кызылкум. Ниже – вид на бугор из космоса.

34a ТохтатауC

Наверняка многие видели вскрытые осадочные слои на обрывистых склонах в горах, по размытым берегам рек, на бортах оврагов. Обычно мы попросту не замечаем слоистости из-за того что породы окрашены в привычные глазу «землистые» цвета. Но почему в некоторых местах вместо блёклых бурых, коричневых, серых оттенков встречается яркая слоистая пестрота, напоминающая гигантский торт? Причина в минералах-красителях.

Внутренняя окраска фосфоритных конкреций. Центральный Кызылкум. (Фото И.Д.)
Внутренняя окраска фосфоритных конкреций. Центральный Кызылкум. (Фото И.Д.)

Цвет есть у каждого минерала и многие из них человек издревле использует в качестве пигментов. К примеру, из лимонита получают охру – натуральный краситель, который использовали ещё первобытные люди. Ряд стойких красок для изготовления фресок, икон и некоторых изделий декора до настоящего времени получают исключительно из минералов с определёнными цветовыми характеристиками – лазурит, киноварь, малахит, гематит, антрацит и др.

Осадочные породы состоят из множества минералов и основная их часть – кальцит, арагонит, доломит, фосфаты, каолин – бесцветна или окрашена в серый цвет. Но если в осадочные породы попадают ярко окрашенные минералы, то они придают оттенок всему слою.

Цветные слои в бортах оврага. 6 км юго-восточнее пос. Даугызтау.
Цветные слои в бортах оврага. 6 км юго-восточнее пос. Даугызтау.

Цветовые характеристики минералов достаточно хорошо изучены и по окраске того или иного слоя можно судить о минеральном составе породы. В частности, зелёные оттенки вызваны примесью хлоритов и гораздо реже – соединениями меди и хрома. Крайне редкий голубоватый оттенок может возникать из-за присутствия силикатов железа или сернистого железа. Кроме того голубоватый оттенок может быть у некоторых глинистых минералов. Происхождение редкого фиолетового цвета до конца не выяснено. Возможно, он возникает из-за примесей фтористого кальция, а также при смешении окислов железа и марганца красного и синеватого цветов.

Удивительные цветовые сочетания красных, фиолетовых, синих, жёлтых, зеленоватых оттенков осадочных слоёв позднего мела (113-100 млн. лет) можно увидеть в Мынбулакской впадине в местечке Итемир.

Цветовая палитра Итемира. Мынбулакская впадина. Ниже – красно-фиолетовые слои в бортах многочисленных оврагов Итемира.
Цветовая палитра Итемира. Мынбулакская впадина. Ниже – красно-фиолетовые слои в бортах многочисленных оврагов Итемира.

38 SD15_03_173e

В ряде случаев по цвету осадочной породы можно судить об условиях её образования. К примеру, слои, окрашенные из-за присутствия окислов железа в красные тона, характерны для континентальных отложений жаркого влажного климата. Несмотря на то, что цвет не всегда служит явственным признаком условий накопления осадочных пород, он позволяет сопоставлять и синхронизировать слои на разных участках.

Слои окрашенного песчаника, разрушаясь под действием ветра, придают рыжеватый оттенок окружающим пескам.
Слои окрашенного песчаника, разрушаясь под действием ветра, придают рыжеватый оттенок окружающим пескам.

Цвет песков также зависит от минерального состава. Древнеаллювиальные пески в пустынях Средней Азии обычно серые, но, попадая в зону почвообразования, постепенно приобретают желтовато-бурый оттенок за счёт гидроокислов железа. Чем дольше пески находятся на поверхности, тем больше желтеют. В Кызылкуме красноватый оттенок имеют пески, образовавшиеся путём выветривания и развевания коренных песчанистых отложений.

 ЦЕНТРАЛЬНАЯ  ВПАДИНА ЦЕНТРАЛЬНОГО КЫЗЫЛКУМА

 «…Самолёт постепенно набирает высоту. Впереди открывается бескрайний котлован. Обрыв. Самолёт ныряет вниз. И мы летим в Мынбулакской котловине, где вполне может уместиться Москва со всеми своими пригородами.
Впадина напоминает гигантскую сковородку, на которую кто-то набросал глины, песка и всякой всячины, а теперь поджаривается это сверху солнышком.
Под правым крылом самолёта земля красноватая, под левым – зеленоватая. Справа – глины, слева – пески. Сто миллионов лет назад здесь всюду накапливались пески. Через пятьдесят миллионов лет пришло море и отложило слой глин. А затем земля тут раскололась, очень медленно конечно, и древние пески снизу поднялись наверх, а более молодые глины несколько опустились. Теперь они лежат бок о бок, соприкасаясь по плоскости разлома» [26].

Так живописно, хотя несколько вольно с точки зрения геохронологии описал Мынбулакскую впадину гидрогеолог Р.К. Баландин во время экспедиции по изучению впадины с целью создания в ней громадного водохранилища для хранения воды канала «Сибирь – Средняя Азия». В рамках амбициозного проекта конца 60-х – середины 80-х годов прошлого века по перераспределению стока сибирских рек для орошения засушливых районов Казахстана и Средней Азии вода из Оби по судоходному (!) каналу должна была через Казахстан дойти до Узбекистана [27].

К счастью сегодня ничто не напоминает о бредовых проектах прошлых лет. Хочется верить в человеческий разум, осознавший, что право изменять ландшафты Земли лучше оставить главному творцу – природе.

Следы безуспешных попыток пересечь коварные солончаки на дне Мынбулакской впадины наглядно призывают к осторожности. Вдали виден восточный борт впадины.
Следы безуспешных попыток пересечь коварные солончаки на дне Мынбулакской впадины наглядно призывают к осторожности. Вдали виден восточный борт впадины.

Официальная ошибка

Среди кызылкумских понижений Мынбулакская впадина самая крупная и глубокая. Именно на её дне, по карте 1:100 000, указана самая низкая точка Узбекистана: ‑12.7 м ниже уровня моря. По-видимому, отсюда число пошло кочевать по географическим описаниям Узбекистана. Я уважаю серьёзные и авторитетные издания, но… значение не соответствует действительности! Реальная отметка находится в пределах 20…25 метров ниже у.м. Конечно, ошибка в десяток метров по высоте в центре пустыни вряд ли имеет какое-либо практическое значение, но речь идёт о самой низкой точке целого государства и потому установление истины можно считать делом принципа.

Фрагмент карты 1:100 000 (2 км в клетке сетки) с самой низкой отметкой в Мынбулакской впадине.
Фрагмент карты 1:100 000 (2 км в клетке сетки) с самой низкой отметкой в Мынбулакской впадине.

Раскрыть причину появления ошибочного значения или, вернее, отсутствия точной отметки поможет эта же карта. На ней я не увидел реперов государственной нивелирной сети, по которым проводят точную высотную съёмку. Отмечены лишь пункты плановой геодезической сети, предназначенные для определения координат на плоскости. Напрашивается вывод, что высота отметок на дне впадины определялась не нивелированием, а триангуляцией. Расстояние от ближайших опорных пунктов до точек замера составляет 5-10 км, что при вычислении высоты методом триангуляции даёт высокую погрешность, зависящую от точности установки пунктов геодезической сети и ошибок измерения.

Но даже уточнение высоты не исправит ситуацию, т.к. отметка -12.7 м располагается на краю солончака, глубина которого понижается от края к центру. Горизонталь по краю солончака проведена по уровню -10 м и ближе к центру высотных отметок нет. Осталась необследованная площадь 4 х 6 км, причём не ровная, а с плавным перепадом высоты.

Провести замеры в центре многокилометрового пропитанного водой солончака без специальных приспособлений, препятствующих погружению в ил, невозможно. Да и вряд ли было нужно при топосъёмке. Топографы середины прошлого века не предполагали, что в будущем эта заурядная отметка станет официальной нижней точкой независимого Узбекистана. Если бы знали, то наверняка нашли бы способ попасть в центр солончака и поставить рекорд. Уж что-что, но самым-самым мы всегда любили козырнуть.

Вряд ли топографы рвались побродить по чавкающей грязи в поисках недостающей отметки.
Вряд ли топографы рвались побродить по чавкающей грязи в поисках недостающей отметки.

В наши дни опровергнуть устоявшееся заблуждение можно с помощью любого спутникового навигационного приёмника GPS/ГЛОНАС.

Во время пересечения впадины с востока на запад по накатанной грунтовке, навигатор на нашем автомобиле показал высоту ‑16.7 + 1.3 м (высота установки прибора от уровня земли). Итого 18 метров ниже уровня моря. Конечно, подобные показания нельзя принимать за истину, т.к. ошибка по высоте у GPS приёмника на открытой местности может доходить до 5-6 метров. Но мы двигались по довольно высокому перешейку между огромными солончаками, уровень которых заметно ниже уровня дороги. Попытка пройти вглубь солончака дало ощутимое уменьшение высоты, но буквально через несколько шагов промокшая и основательно испачканная обувь поубавила наш энтузиазм первооткрывателей.

К счастью есть более «чистый» метод определения высоты не выходя из дома. Заключается он в анализе высотных данных SRTM.

Программа радарного зондирования поверхности Земли с борта космического корабля «Шаттл» Shuttle Radar Topography Mission была осуществлена в 2000 году [38]. C вероятностью 90% абсолютная ошибка SRTM данных для Евразии не превышает по высоте – 6.2 м, в плане – 8.8 м [39].

Данные SRMT в настоящее время используются в большинстве картографических программ и сервисов, в том числе в Google Earth. Я много лет пользуюсь программой Ozi Explorer, в которой и провёл уточняющие измерения.

При анализе высотных данных в районе солончака Кулатай (именно здесь отмечена точка -12.7 м) мне попались отметки -20…-28 и даже -32 метра. Вероятно крайние значения – ошибочные, но и без них получаются профили с высотами ниже -20 метров. Что при погрешности в 6 метров даёт реальную величину меньше -14 метров ниже уровня моря и доказывает существование в Мынбулакской впадине высотных отметок ниже официально признанной.

85a Minbulak2

Фрагменты карты 1:200 000 (4 км в клетке сетки) с линиями профиля высот и графики высот, построенные по линиям. Кружком отмечено нижнее значение. Обратите внимание, на 2-х километровой карте указаны более низкие (уточнённые?) значения высот.

86a Minbulak3

86b Minbulak3(graph)

Почему же для достаточно изученной территории, к которым относится Узбекистан, до сих пор нет достоверной отметки минимальной высоты? Причина скорей всего в том, что уточнять значение попросту некому, не на что, да и зачем?..

В наши дни благодаря спутниковым навигационным данным любой пользователь картографических программ может скорректировать высотную отметку. Но одно дело получить достоверный результат и совсем другое – вывести его на официально-признанный уровень.

Прошлое в камне

Кроме рекордных размеров и глубины Мынбулакская впадина знаменита палеонтологическими проявлениями с богатым биологическим разнообразием. В западной части впадины, вблизи колодца Джаракудук, находится одно из крупнейших (по некоторым сведениям – самое крупное [28]) палеонтологических проявлений туронского яруса позднего мела (90-94 млн. лет). Наверняка читатели разочаруются, узнав, что проявление знаменито, прежде всего, находками ранних млекопитающих размером с современную мышь.

Челюсть млекопитающего Bobolestes zenge. Ранний сеноман (100.5-93.9 млн. лет). Кызылкум. Размер масштабного отрезка – 1 мм. [29]
Челюсть млекопитающего Bobolestes zenge. Ранний сеноман (100.5-93.9 млн. лет). Кызылкум. Размер масштабного отрезка – 1 мм [29].
Вряд ли неспециалист найдёт в многометровых песчаных толщах косточку размером несколько миллиметров, а даже если и найдёт, то с трудом поймёт, что этот фрагмент позвоночного животного. Другое дело ископаемая морская фауна, рептилии и растения. На многочисленных палеонтологических проявлениях Узбекистана встречаются вполне узнаваемые раковины и их слепки, зубы акул и скатов, окаменелая древесина, отпечатки листьев. А если очень повезёт, то фрагменты ископаемых черепах, крокодилов и динозавров.

Раз уж мы упомянули о палеонтологических проявлениях и находках, по-видимому, будет уместен ответ на вопрос…

Как появились окаменелости?

Окаменелостями или фоссилиями (от латинского fossilis – ископаемый) называют ископаемые остатки животных и растений, слепки древних организмов, отпечатки тканей, следы и прочие проявления жизнедеятельности, дошедшие до наших дней.

Позвонки динозавров из семейства Hadrosauridae. Поздний мел, Мынбулакская впадина.
Позвонки динозавров из семейства Hadrosauridae. Поздний мел, Мынбулакская впадина.

В Узбекистане окаменелости встречаются достаточно часто. Кроме упомянутых палеонтологических проявлений в Мынбулакской впадине можно вспомнить известняковые плиты с массовыми скоплениями окаменелых раковин палеогена, встречающиеся в окрестностях Чимгана и Бельдерсая – популярных местах отдыха жителей Ташкента. Нередки скопления древней морской фауны в Гиссарах, на хребте Кугитангтау, в Нуратинских горах, в Кызылкуме. Для сохранения палеонтологических слоёв девонского периода, имеющих международное стратиграфическое значение, в Узбекистане даже создан специальный геологический заповедник – Китабский.

Окаменелые морские раковины. Палеоген. Ташкентская область, хребет Сюрената.
Окаменелые морские раковины. Палеоген. Ташкентская область, хребет Сюрената.

Для формирования окаменелостей необходимо совпадение ряда условий. Во-первых, животное или растение должно быть быстро захоронено под слоем осадочного материала, ограничивающего доступ воздуха к останкам. Подобная «консервация» препятствует их разложению и разрушению. Во-вторых, осадочные слои, в которых оказались останки должны оставаться нетронутыми достаточно долгое время, чтобы ткани живого организма окаменели и сохранились до нашего времени.

Процесс образования фоссилий может протекать двумя схожими путями: окаменение и замещение.

В процессе окаменения или петрификации (от греч. petros – камень и лат. facio – делаю) органика разрушается и вымывается, а оставшаяся полость выполняется минералами, отлагающимися из грунтовых вод. В результате образуется форма, по сути, являющаяся слепком захороненного объекта. Подобным образом сформировалось большинство найденных окаменелостей.

Поперечный излом окаменелого ствола дерева. Поздний мел, Мынбулакская впадина. (Фото И.Д.)
Поперечный излом окаменелого ствола дерева. Поздний мел, Мынбулакская впадина. (Фото И.Д.)

При образовании окаменелостей замещением первичные твёрдые части органических останков постепенно растворяются и замещаются минеральными компонентами. Из-за того что данный процесс протекает очень медленно минералы могут продублировать не только форму органического объекта, но и его структуру в мельчайших подробностях вплоть до микроскопических деталей.

Чтобы превратиться в окаменелость организм должен обладать твёрдыми частями тела: кости, чешуя, раковины и т.п. Мягкие части тела при окаменении не сохраняются. Изредка в мелкозернистой горной породе могут сохраняться отпечатки мягких тканей. К примеру, тонкозернистый известняк близ Зольнхофена в Баварии известен нахождением в нём хорошо сохранившихся остатков многочисленных ракообразных, рыб, птиц и пр. юрской системы. Именно здесь в 1861 году был найден скелет с отпечатками перьев знаменитого археоптерикса [32]. У нас в Мынбулакской впадине в местечке Итемир встречаются отпечатки листьев деревьев мелового периода, сохранившиеся в мелкозернистом песчанике.

Отпечатки листьев в песчанике. Ранний мел, альбский ярус (~112 млн. лет). Мынбулакская впадина.
Отпечатки листьев в песчанике. Ранний мел, альбский ярус (~112 млн. лет). Мынбулакская впадина.

Причиной внезапного захоронения организмов могли быть природные события, такие как оползни, обвалы, наводнения, селевые потоки. Естественные ловушки в виде заиленного дна водоёма, берега рек и озёр с вязкими берегами, болота и заболоченные участки. Немало фоссилий находят законсервированными в природном битуме и янтаре.

До наших дней в окаменелом состоянии дошла лишь ничтожная часть ископаемых останков. Основное количество представителей древней жизни заняло своё место в пищевой пирамиде и либо было съедено другими животными, либо после гибели разложилось под действием микроорганизмов, пополнив органический слой в почве.

СКОЛЬКО БУДЕТ В… ГРАДУСАХ?

Пустыня в нашем понимании непосредственно связана с жарой. Давайте выясним, насколько верны наши представления о пустынном зное и сравним климатические условия в пустыне с ташкентскими температурами.

Нередко приходится слышать, особенно от людей зашедших летним днём с улицы в помещение, что за окнами жара в 50 и даже более градусов. Я боюсь представить, какую температуру они «намерят», попав в середине лета в пустыню…

Наше восприятие жары далеко от объективности и сильно зависит от настроения, окружающей обстановки, рода занятий и т.п. К примеру, находясь на отдыхе, мы спокойно воспринимаем 40-градусную жару, в то время как за рутинной работой даже температуру в 35 градусов считаем высокой.

Иногда приходится слышать, что на уличном термометре кто-то видел показания 45 и более градусов. Датчики на зданиях и окнах зачастую не могут измерять объективную температуру, так как подвергаются влиянию близкорасположенных стен, окон, крыш и прочих поверхностей, которые на солнце нагреваются гораздо сильнее воздуха и вносят существенные искажения. Вряд ли кто-то станет считать комнатной температуру, фиксируемую термометром в нагретой кухонной духовке, но почему-то мы охотно верим уличным табло, установленным в декоративных целях.

За всю историю метеонаблюдений с 1876 года в Ташкенте была зафиксирована максимальная температура «всего» +44.6°. Это случилось 18 июля 1997 года. Кстати минимальная температура в истории города составила -29.5° и была отмечена 20 декабря 1930 года. Среднестатистический максимум в июле, самом жарком летнем месяце, составляет вполне комфортные 35.7 градусов [8].

Летняя жара в городе конечно создаёт определённый дискомфорт, но от неё всегда можно укрыться в кондиционированном помещении или хотя бы в тени деревьев. В пустыне мы имеем дело с практически полным отсутствием тени, с сухим воздухом и постоянным горячим ветром. Всё это вынуждает наши механизмы терморегуляции функционировать в максимальном режиме, что приводит к быстрой потере влаги и к постоянной почти маниакальной жажде. Но оставим в стороне наши субъективные ощущения и снова обратимся к фактам.

Таблица 1. Климатические данные основных среднеазиатских пустынь и самых жарких пустынь планеты [7].

Название пустыни Абсолютный максимум температур, °С Абсолютный минимум температур, °С Среднегодовое количество осадков, мм
Каракумы +50 -35 70-100
Кызылкум +45 -32 70-180
Устюрт и Мангышлак +42 -40 80-150
 ——
Сахара (С.Африка) +59 -5 25-200
Ливийская пустыня (С.Африка) +58 -4 25-100
Мохаве (С.Америка) +56.7 -6 45-100
Большой Нефуд (Аравийский п-ов) +54 -6 50-100
Нубийская пустыня (С.Африка) +53 -2 25
Большая пустыня Виктория (Австралия) +50 -3 125-250
Тхал (п-ов Индостан) +49 -2 50-200
Тар (п-ов Индостан) +48 -1 150-500
Симпсон (Австралия) +48 -6 100-150
Руб-эль-Хали (Аравийский п-ов) +47 -5 25-100
Сирийская пустыня (Аравийский п-ов) +47 -11 100-150
Гибсона (Австралия) +47 0 200-250
Гоби +45 -40 50-200

Как видно из Таблицы 1 наши окрестные пустыни, в особенности Кызылкум, не относятся к самым жарким. К тому же крайние температуры случаются не ежедневно и даже не ежегодно.

Обед в «тени» песчаной акации.
Обед в «тени» песчаной акации.

Таблица 2. Данные метеорологических наблюдений в Кызылкумском заповеднике (ЮЗ Кызылкум, Бухарская обл.) [9] и в Ташкенте [8].

Кызылкумский заповедник г. Ташкент
Средняя (минимальная) температура января, °С -5.1 (-21.4) +1.9 (-28)
Средняя (максимальная) температура июля, °С +30.9 (+43.8) +27.8 (+44.6)
Среднегодовая температура, °С +13.3 +14.8
Среднегодовое количество осадков, мм 126.6 423.4

Как это ни парадоксально, но данные в Таблице 2 свидетельствуют о том, что жара в Ташкенте и в Кызылкуме практически одинакова, а по итогам года в городе даже теплее. Тогда почему пустыня обросла многочисленными эпитетами: «жаркая», «жгучая», «знойная», «палящая», «раскалённая», «выжженная», в то время как к Ташкенту обычно применяют куда более комфортные определения?

Причина не в климате, а в человеке. Пустыня угнетает не зноем как таковым, а окружающими условиями, главное среди которых – отсутствие привычных нашему образу жизни удобств и комфорта. Остальные негативные факторы, такие как отсутствие естественной тени и укрытий, дефицит влаги и постоянная жажда, ветер и переносимый им песок перестают быть таковыми если созданы комфортные условия. Доказательства тому можно найти в пустынных населённых пунктах. Во время посещения Учкудука и Зарафшана, а также ряда кызылкумских поселков и общения с тамошними жителями я не замечал в них излишней печали или признаков «угнетения» пустыней. Скорей наоборот, экстремальные климатические условия сплачивают людей, приучают их бережней относиться к имеющимся благам и друг к другу. Конечно, при создании современных городов и посёлков были предусмотрены меры по снижению негативного воздействия пустыни на человека. К примеру, Зарафшан и Учкудук по степени озеленения и количеству кондиционированных помещений вряд ли уступят Ташкенту. Но кроме современных промышленных городов до наших дней сохранились пустынные поселения, возникшие на заре местных цивилизаций – Тамдыбулак, Кокпатас, Кокча, Кулкудук, Аяккудук, Кериз и др. Выходит, суровость пустыни никогда не могла воспрепятствовать расселению человека.

Кишлак Алдаберген. Центральный Кызылкум.

В настоящее время практически у каждого действующего колодца, особенно в восточной части нашей территории Кызылкума стоят 1-2 и более юрт, в которых пастухи живут целыми семьями. Глядя на их счастливые и улыбчивые лица можно подумать, что это коренные жители каких-нибудь курортных Гавайев, но никак не знойного Кызылкума.

Безусловно, жаркие и сухие условия пустыни нельзя считать благоприятными для человека, но к таковым же относятся морозные северные регионы, влажные тропические области, безводные степные пространства, приливные океанские побережья и многие другие регионы планеты, где, невзирая на суровость окружающей среды, живут люди.

Окончание во второй части

© Сергей Дёнин
Июль 2015 – январь 2016 г.
г. Ташкент, Узбекистан